Ваша корзина
Ваша корзина пуста
Товаров: 0
На сумму: 0.00 руб.
Печать Сообщить другу

В Его храме

В Его храме   

“После сего пришел Он в Капернаум, Сам и Матерь Его, и братья Его и ученики Его; и там пробыли немного дней. Приближалась Пасха Иудейская, и Иисус пришел в Иерусалим”.   

В пути Иисус присоединился к большой группе людей, шедших в столицу. Он еще не объявил во всеуслышание о Своей миссии и незаметно смешался с толпой. Люди вокруг много толковали о пришествии Мессии, о Котором возвестил Иоанн Креститель. Они с энтузиазмом говорили о своих надеждах на национальное возрождение Израиля. Иисус знал, что этим мечтам не суждено сбыться, потому что они основаны на неправильном толковании Писания. Терпеливо и подробно Он объяснял пророчества и пытался побудить народ к более внимательному исследованию Слова Божьего.   

Именно в Иерусалиме, учили иудейские вожди, люди должны почитать Бога. Здесь на празднике Пасхи собиралось великое множество паломников со всех концов Палестины и даже из дальних стран. Дворы храма наполнялись пестрой толпой. Далеко не все могли привести с собой жертвенных животных, которые служили прообразом великой Жертвы, им-то и предлагали животных торговцы, расположившиеся во внешнем дворе храма. Здесь собрались люди разных сословий, чтобы купить жертву. Здесь деньги других стран обменивались на храмовые монеты.   

Каждый иудей должен был ежегодно уплачивать полсикля в качестве “выкупа за свою душу”. Собранные таким образом деньги использовались на содержание храма (см. Исх. 30:12–16). Кроме того, большие суммы денег жертвовались добровольно и хранились в сокровищницах храма. Деньги всех стран должны были обмениваться на монету, называемую храмовым сиклем, который принимался для служения в святилище. Обмен денег открывал возможность для мошенничества и вымогательства и превратился в позорную торговлю, которая была источником доходов для священников.   

Дельцы назначали баснословные цены за продаваемых животных и делили прибыль со священниками и старейшинами, которые таким образом обогащались за счет народа. Приходящих на поклонение учили, что если они не принесут жертву, то на их детях и на их землях не будет Божьего благословения. Так священники фактически вынуждали паломников покупать жертвенных животных втридорога, ибо пришедшие издалека не хотели возвращаться домой, не выполнив обряд посвящения, ради которого они совершали свой путь.   

Во время Пасхи приносилось множество жертв, и доходы храма были колоссальными. Из-за этой торговли храм напоминал скорее скотный двор, нежели святой дом Божий. Громкие крики торговцев смешивались с мычанием коров, блеянием овец, воркованием голубей, повсюду раздавался звон монет и слышались базарные перепалки. Стоял такой гам, что это мешало молящимся, слова, обращенные ко Всевышнему, тонули в шуме, наполнявшем храм. Иудеи очень гордились своей набожностью. Они почитали свой храм и каждое неуважительное слово о нем воспринимали как богохульство. Они строго исполняли обряды. Но желание обогатиться заглушало голос совести. Вряд ли они осознавали, насколько далеко такое богослужение от первоначально заповеданного им Самим Богом.   

Когда Господь сошел на гору Синай, Он освятил ее Своим присутствием. Моисею было велено установить вокруг горы границу и освятить ее. Господь предупредил: “Берегитесь восходить на гору и прикасаться к подошве ее; всякий, кто прикоснется к горе, предан будет смерти; рука да не прикоснется к нему, а пусть побьют его камнями или застрелят стрелою; скот ли то, или человек, да не останется в живых” (Исх. 19:12, 13). Тем самым был преподан урок: место, где людям является Бог, свято. Территория Божьего храма должна почитаться священной. Но в погоне за наживой это как-то забылось.   

Священники и правители были призваны стать представителями Божьими в народе; в их обязанности входило пресекать непочтительное поведение во дворе храма и быть для других примером благонравия и милосердия. Не стремиться к наживе, а заботиться о потребностях верующих, пришедших поклониться Богу, и помогать тем, кто не в состоянии купить требуемые жертвы,— вот в чем заключался их долг. Но они этого не делали. Алчность ожесточила их сердца.   

На этот праздник в Иерусалим стекались немощные, бедняки и падшие духом. Сюда брели слепые, хромые, глухие, некоторых приносили на носилках. Много было бедняков, не имеющих средств не только на самую скромную жертву Господу, но даже на кусок хлеба. Требования священников приводили их в отчаяние. Священники выставляли напоказ свое благочестие, они считали себя защитниками народа, но не было у них ни любви, ни сострадания к ближним. Бедные, больные, умирающие тщетно просили о милости. Служители храма оставались глухи к их мольбам.   

Вот какое зрелище открылось Иисусу, когда Он вошел в храм. На Его глазах совершались нечестные сделки. Он видел отчаяние бедных, которые верили, что без пролития жертвенной крови их грехи не будут прощены. Его потрясло, что внешний двор Его храма превращен в базар. Святое место заполонили менялы.   

Христос понимал — нужно что-то предпринять. Людей обязывали исполнять многочисленные церемонии, не разъясняя им должным образом их значение. Приходящие на поклонение приносили жертву, не сознавая, что она служит прообразом одной совершенной Жертвы. И Тот, на Кого указывало храмовое служение, стоял среди них неузнанный, здесь почитали не Его! Это Он когда-то дал указания о приношениях. Он, прекрасно понимавший их символическое значение, видел, что все извращено и неправильно истолковано. Богослужения утратили духовность. Священников и начальников уже ничто не связывало с Ним. И Христу предстояло установить совершенно другое служение.   

Стоя на ступенях храма, Христос испытующе оглядывает картину, открывшуюся Ему. За днем нынешним Его провидческому взору открывается будущее, плывут навстречу столетия. Он видит, как священники и вожди лишают нуждающихся всех прав и запрещают проповедовать Евангелие бедным. Как любовь Божью заслоняют от грешников и торгуют Его благодатью. На Его лице негодование. Он весь — воплощение власти и силы. Он привлекает всеобщее внимание. Храмовые торговцы забывают о своем деле и не могут отвести взгляд от Иисуса. Этот Человек читает их сокровенные мысли, знает их тайные побуждения! Хочется закрыть лицо, точно на нем написаны все их злые дела.   

Шум стих. Смолкли голоса продающих и покупающих. С каждой минутой тишина становится все тягостнее. Благоговейный страх овладевает собравшимися, будто они предстали перед судом Божьим. Божественная суть Христа открывается, преодолевая земную плоть, человеческое естество. Величие небес стоит, как Судья в последний день, еще не окруженный славой, которая будет тогда сопровождать Его, но обладающий властью читать в сердцах. Иисус окидывает взглядом толпу — и каждый чувствует на себе Его испытующий взор. Кажется, что Он, преисполненный достоинства, воспаряет над всеми, и Божественный свет освещает Его лицо. Вот Он начинает говорить, и Его ясный, звучный голос — тот самый голос, который произнес на горе Синай заповеди закона, ныне нарушенные священниками и начальниками, теперь гулко звучит здесь, в храме: “Возьмите это отсюда, и дом Отца Моего не делайте домом торговли”.   

Медленно спускаясь по ступеням и подняв бич из веревок, подобранных у входа, Иисус приказывает торговцам удалиться с территории храма. С невиданной силой и суровостью Он опрокидывает столы менял. Монеты со звоном рассыпаются на мраморном полу. Никто не осмеливается перечить или возмущаться. Никто не отваживается остаться, чтобы подобрать нечестно полученные деньги. Иисус никого не ударил, но в Его руке пучок веревок выглядит подобным огненному мечу. Служители храма, священники-спекулянты, менялы и торговцы скотом со своими овцами и волами бегут прочь с одной-единственной мыслью — избавиться от стыда, который они почувствовали в Его присутствии.   

Паника охватывает толпу, ощутившую проявление Его Божественной природы. Вопли ужаса срываются с сотен побледневших уст, даже ученики Иисуса трепещут. Они потрясены словами и действиями Учителя, так не похожими на привычное поведение. Они вспоминают написанное о Нем: “Ревность по доме Твоем снедает Меня” (Пс. 68:10). Вскоре храм пустеет. На том месте, где только что царило замешательство, водворяется торжественная тишина. Присутствие Господа, которое в древности освятило гору Синай, ныне освятило храм, возведенный в Его честь.   

Очистив храм, Иисус заявил тем самым о Своем мессианском служении и приступил к Своему делу. Этот храм, воздвигнутый как место обитания Бога, должен был стать наглядным уроком для Израиля и для мира. От вечности Божий замысел состоял в том, чтобы каждое сотворенное существо — от светлого святого серафима до человека — было храмом, обителью Творца. В результате грехопадения человек перестал быть храмом Божьим. Омраченное и оскверненное злом человеческое сердце уже не отражало славу Божью, но через воплощение Сына Божьего намерение Неба исполнилось.   

Бог обитает в человеческом естестве, и через спасительную благодать сердце снова становится Его храмом. Бог намеревался сделать храм в Иерусалиме местом постоянного свидетельства о высоком предназначении человека. Но иудеи утратили понимание значения этого здания, которым так гордились. Они не покорились Духу Божьему и не стали святым храмом Его. Дворы Иерусалимского храма, превращенные в обыкновенный базар, точно отображали состояние храма сердца, оскверненного чувственными удовольствиями и греховными помыслами. Очистив храм от торгующих и покупающих, Иисус заявил, что Его цель — очистить сердца от осквернения грехом, явленным в низменных желаниях, эгоистичных похотях, вредных привычках, растлевающих душу. “И внезапно придет в храм Свой Господь, Которого вы ищите, и Ангел завета, Которого вы желаете: вот, Он идет, говорит Господь Саваоф. И кто выдержит день пришествия Его, и кто устоит, когда Он явится? Ибо Он — как огонь расплавляющий и как щелок очищающий, и сядет переплавлять и очищать серебро, и очистит сынов Левия и переплавит их, как золото и как серебро” (Мал. 3:1–3).   

“Разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас? Если кто разорит храм Божий, того покарает Бог, ибо храм Божий свят; а этот храм — вы” (1 Кор. 3:16, 17). Никто не может своими силами освободиться от рабства пороков, овладевших сердцами. Только Христос может очистить храм души. Но Он не желает войти к нам непрошенным гостем. Он входит в сердце не так, как вошел в древний храм, но говорит: “Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему и буду вечерять с ним, и он со Мною” (Откр. 3:20). Он придет не на день, ибо Он обещает: “Вселюсь в них и буду ходить в них... они будут Моим народом”. “Он... изгладит беззакония наши. Ты ввергнешь в пучину морскую все грехи наши” (2 Кор. 6:16; Мих. 7:19). Его присутствие очистит и освятит душу, чтобы она была святым храмом Господу и жилищем Божьим (см.Еф. 2:21, 22).   

Охваченные ужасом, священники и начальники бежали со двора храма от испытующего взгляда, который проникал в самое сердце. Встречая людей, направляющихся в храм, они уговаривали их повернуть назад и рассказывали о том, что произошло. Иисус с сожалением смотрел на испуганных людей, которым не дано было познать сущность истинного поклонения Богу. В их бегстве Он видел провозвестие будущего рассеяния всего иудейского народа, понесшего кару за нечестие и отказ от покаяния.   

Почему же священники бежали из храма? Почему они не спорили с Иисусом? Ведь они знали Его как сына плотника, бедного галилеянина, не имеющего никаких чинов, а значит, и власти. Почему они не воспротивились Ему? Почему в панике бросили свое добро, исполняя приказ Человека, имевшего весьма скромный вид?   

Христос говорил властно, как царь, в Его облике и интонациях голоса было нечто такое, чему они не посмели воспротивиться. Услышав повеление, они впервые в жизни осознали себя лицемерами и грабителями. Когда Божество просияло сквозь человеческую природу, они не только увидели негодование на лице Христа, но и поняли смысл Его слов. Они чувствовали себя так, как будто перед престолом Вечного Судьи услышали страшный приговор. Некоторое время им казалось, что Христос — пророк, и многие поверили в Него как в Мессию. Святой Дух внезапно напомнил им слова пророков о Христе. Подчинятся ли они теперь этому внутреннему голосу?   

Но нет, торгаши не покаялись. Они знали, что Христос проявлял сочувствие к бедным. Повинные в вымогательстве денег у людей, они возненавидели Христа за то, что Он прочитал их помыслы. Их гордость была уязвлена — они пережили позор публичного обличения. Их беспокоила Его растущая популярность в народе, и они решили спросить: какой властью Он изгнал их и откуда у Него эта власть?   

С ненавистью в сердце священники вернулись в храм. Но как же изменился он в их отсутствие! Они убежали, однако остались бедняки. Они теснились вокруг Иисуса, лицо Которого выражало любовь и сострадание. Со слезами на глазах Он говорил каждому: не бойся, Я избавлю тебя, и ты прославишь Меня. Для этого Я пришел в этот мир.   

Простой человек шел к Христу, настойчиво взывая: Учитель, благослови меня. Он слышал каждый вопль. С жалостью, превосходящей чувства самой нежной матери, Он склонялся над страдающими детьми. Всем уделил внимание. Все получили исцеление от болезней. Уста немых отверзались, и они славили Господа. Слепые прозревали, чтобы увидеть лицо Исцелителя, сердца страдальцев обретали радость.   

Священники и служители храма стали свидетелями этих великих дел, и каким же откровением было для них услышанное! Люди рассказывали Иисусу о своих страданиях, о несбывшихся надеждах, мучительных днях и бессонных ночах. И когда им казалось, что угасает последний луч надежды, Христос исцелил их. Один сказал: мое бремя было очень тяжким, но я нашел Помощника. Он — Помазанник Божий, и я посвящу свою жизнь служению Ему. Родители говорили своим детям: Он спас вашу жизнь, вознесите хвалу Ему! Голоса детей и юношей, отцов и матерей, друзей исцеленных и случайных свидетелей этих чудес соединились в благодарении и хвале. Надежда и радость наполняли сердца. Мир воцарялся в душах. Исцеленные телесно и духовно, люди возвращались домой с вестью о великой любви Иисуса.   

Когда Христа вели на казнь, исцеленных Им не было в толпе, кричавшей: “Распни Его, распни Его!” Они горевали, глядя на страдания Иисуса, потому что познали Его великую любовь и чудесную силу. Они поняли, что Иисус — их Спаситель, потому что Он исцелил их душу и тело. Они внимали проповеди апостолов, приняли Слово Божье в свои сердца, постигая смысл происходящего. Через них стало осуществляться Божье милосердие. Они стали Божьими орудиями спасения людей.   

Убежавшие из храма некоторое время спустя постепенно возвращались обратно. Они успели опомниться после овладевшей ими паники, но их лица выражали нерешительность и робость. В изумлении они смотрели на то, что сделал ­Иисус, и убеждались, что в Нем исполнились пророчества о Мессии. Вина в осквернении храма в значительной степени лежала на священниках. С их разрешения во дворе храма велась торговля. Сам народ был не так уж и виноват. Тем не менее, даже испытав Божественную власть Иисуса, люди продолжали доверять священникам и начальникам. Они видели в Христе некоего реформатора и сомневались в Его праве изменять порядки, установленные начальством храма. Они были недовольны тем, что торговля прервана, и заглушали в себе голос Святого Духа.   

Увидеть в Иисусе Помазанника Божьего в первую очередь должны были священники и начальники, ибо в их руках находились священные свитки, в которых описывалось Его служение. Они знали, что очищение храма было проявлением сверхчеловеческой силы. Несмотря на свою ненависть к ­Иисусу, они не могли избавиться от мысли, что Он, вероятно, пророк, посланный Богом восстановить святость храма. С почтительностью, рожденной этим опасением, они обратились к Иисусу с вопросом: “Каким знамением докажешь Ты нам, что имеешь власть так поступать?”   

Иисус уже дал им знамение. Осветив их сердца и совершив в их присутствии дела, которые должен был творить Мессия, Он дал им убедительное свидетельство Своей Божественности. Теперь, когда они потребовали от Него нового знамения, Он, показывая, что понимает их озлобление, гибельное для души, ответил притчей: “Разрушьте храм сей, и Я в три дня воздвигну его”.   

Эти слова имели двоякий смысл. Христос имел в виду не только разрушение иудейского храма и упразднение богослужений в нем, но и Свою Собственную смерть — разрушение храма Его тела. Иудеи уже составляли против Него заговор. Когда священники и начальники вернулись в храм, они предложили убить Иисуса и таким образом избавиться от этого возмутителя спокойствия. Но когда Он показал, что знает их намерения, они не поняли Его, решив, что Его слова относятся только к Иерусалимскому храму, и вознегодовали: “Сей храм строился сорок шесть лет, и Ты в три дня воздвигнешь его?” Они решили, что Иисус дал им повод для сомнения, и утвердились в своем неверии в Него.   

Христос в то время не рассчитывал, что Его слова будут поняты неверующими иудеями и даже Его учениками. Он знал, что Его речи, неправильно истолкованные Его врагами, будут обращены против Него на суде. Притчу о храме припомнят в качестве главного обвинения, и на Голгофе повторят в насмешку над Ним. Если бы Он в то время объяснил ученикам смысл Своих слов, они узнали бы об ожидавших Его страданиях, а это повергло бы их в глубокую скорбь, которую они не готовы были перенести. Объяснение раньше времени открыло бы иудеям роковые последствия их предубеждений и неверия. Они уже ступили на путь, с которого не намерены были сворачивать, пока Его не поведут как агнца на заклание.   

Христос произнес притчу о храме ради тех, кто уверует в Него впоследствии. Он знал, что эти слова будут звучать вновь и вновь. Поскольку они были сказаны во время Пасхи, тысячи людей должны были услышать их и разнести по всему миру. Значение этих слов станет ясным после Его воскресения. Для многих это послужит убедительным доказательством Его Божественности.   

Пребывая в духовной тьме, даже ученики Иисуса часто не могли понять Его наставлений. Но следующие затем события проливали свет на их значение. И когда Иисуса уже не было с ними, Его слова оживали в их сердцах.   

Что касается Иерусалимского храма, слова Спасителя “Разрушьте храм сей, и Я в три дня воздвигну его” имели более глубокое значение, чем казалось вначале. Христос есть основание и сердце храма. Служение в храме являлось прообразом жертвы Сына Божьего. Институт священства был установлен для образного воплощения посреднического служения Христа. Система жертвоприношений символизировала будущую крестную Жертву во имя искупления мира. Жертвоприношения утрачивали значение после того, как свершится великое событие, на которое они указывали в течение многих веков.   

Поскольку все обрядовое служение символизировало Христа, без Него оно теряло всякий смысл. Когда евреи окончательно отвергли Христа, казнив Его, они отринули то, что одухотворяло служение в храме. Храм перестал быть святым местом и был обречен на разрушение. Со дня распятия Христа жертвоприношения и служение, связанное с ними, стали бессмысленными. Подобно жертве Каина, они уже не выражали веру в Спасителя. Предав Христа смерти, иудеи фактически разрушили свой храм. В момент смерти Христа внутренняя завеса в храме разорвалась сверху донизу в знак того, что великая последняя Жертва принесена и обряду жертвоприношений навсегда положен конец.  

“И Я в три дня воздвигну его”. Казалось, со смертью Спасителя силы тьмы взяли верх и праздновали победу. Но из отверзшегося гроба Иосифа Иисус восстал победителем. “Отняв силы у начальств и властей, властно подверг их позору, восторжествовав над ними Собою” (Кол. 2:15). Ценой Своей смерти и воскресения Он стал священнодействователем “скинии истинной, которую воздвиг Господь, а не человек” (Евр. 8:2). Люди воздвигли иудейскую скинию, люди построили иудейский храм, но небесное святилище, образом которого было земное святилище, построено не человеком. “Вот Муж, — имя Ему ОТРАСЛЬ... Он создаст храм Господень и примет славу, и воссядет, и будет владычествовать на престоле Своем; будет и священником на престоле Своем” (Зах. 6:12, 13).   

Жертвенное служение, указывающее на Христа, подошло к концу. Но взоры людей обратились к истинной Жертве за грехи мира. Земное священство потеряло смысл. Но мы взираем на Иисуса, священника Нового Завета, и на “Кровь кропления, говорящую лучше, нежели Авелева”. “Еще не открыт путь во святилище, доколе стоит прежняя скиния... но Христос, Первосвященник будущих благ, прийдя с большею и совершеннейшею скиниею, нерукотворенною... но со Своею Кровью однажды вошел во святилище и приобрел вечное искупление” (Евр. 12:24; 9:8, 11, 12).   

“Посему и может всегда спасать приходящих чрез Него к Богу, будучи всегда жив, чтобы ходатайствовать за них” (Евр. 7:25). Хотя служение должно было быть перенесено из земного храма в небесный, хотя святилище и наш великий Первосвященник станут невидимы для человека, все же ученики от этого ничего не потеряют. Они не ощутят разрыва с Богом, и сила их не оскудеет из-за отсутствия Спасителя. Приступив к служению в вышнем святилище, Иисус Своим Духом по-прежнему служит Церкви на земле. Он стал невидим для человеческого глаза, но Его прощальное обещание исполняется: “Се, Я с вами во все дни до скончания века” (Мф. 28:20). Хотя Он передает Свою власть немощным служителям, Его живительное присутствие остается в Церкви.   

“Итак, имея Первосвященника великого... Иисуса Сына Божия, будем твердо держаться исповедания нашего. Ибо мы имеем не такого первосвященника, который не может сострадать нам в немощах наших, но Который, подобно нам, искушен во всем, кроме греха. Посему да приступаем с дерзновением к престолу благодати, чтобы получить милость и обрести благодать для благовременной помощи (Евр. 4:14–16).

Пока нет отзывов и оценок Напишите отзыв.

Христос Надежда мира

В Его храме  Ваша оценка

Никодим  Ваша оценка

Ему должно расти  Ваша оценка

У колодца Иакова  Ваша оценка

Если не увидите знамений и чудес  Ваша оценка

Вифезда и синедрион  Ваша оценка

Заточение и смерть Иоанна Крестителя  Ваша оценка

Приблизилось Царствие Божие  Ваша оценка

Не плотников ли это сын  Ваша оценка

Призыв у моря  Ваша оценка

В Капернауме  Ваша оценка

Можешь меня очистить  Ваша оценка

Левий Матфей  Ваша оценка

Суббота  Ваша оценка

И поставил из них двенадцать  Ваша оценка

Нагорная проповедь часть 1  Ваша оценка

Нагорная проповедь часть 2  Ваша оценка

Сотник  Ваша оценка

Кто братья Мои  Ваша оценка

Приглашение  Ваша оценка

Умолкни, перестань  Ваша оценка

Прикосновение с верой  Ваша оценка

Первые евангелисты  Ваша оценка

Пойдите и отдохните немного  Ваша оценка

Вы дайте им есть  Ваша оценка

Ночь на озере  Ваша оценка

Решающий момент в Галилее  Ваша оценка

Предания  Ваша оценка

Преграды устранены  Ваша оценка

Истинное знамение  Ваша оценка

Предзнаменование креста  Ваша оценка

Он преобразился  Ваша оценка

Служение  Ваша оценка

Кто больший  Ваша оценка

На празднике кущей  Ваша оценка

Среди сетей  Ваша оценка

Свет жизни  Ваша оценка

Божественный Пастырь  Ваша оценка

Последнее путешествие из Галилеи  Ваша оценка

Милосердный самарянин  Ваша оценка

Не придет Царствие Божие приметным образом  Ваша оценка

Благословение детей  Ваша оценка

Одного тебе недостает  Ваша оценка

Лазарь, иди вон  Ваша оценка

Заговор священников  Ваша оценка

Закон Нового Царства  Ваша оценка

Закхей  Ваша оценка

Пир в доме Симона  Ваша оценка

Царь твой грядет  Ваша оценка

Обреченный народ  Ваша оценка

Повторное очищение храма  Ваша оценка

Спор  Ваша оценка

Горе вам, фарисеи  Ваша оценка

Во внешнем дворе храма  Ваша оценка

На горе Елеонской  Ваша оценка

Одному из сих братьев Моих меньших  Ваша оценка

Слуга слуг  Ваша оценка

В Мое воспоминание  Ваша оценка

Да не смущается сердце ваше  Ваша оценка

Гефсимания  Ваша оценка

Перед Анной и судом Каиафы  Ваша оценка

Иуда  Ваша оценка

На суде Пилата  Ваша оценка

Голгофа  Ваша оценка

Совершилось  Ваша оценка

В гробнице Иосифа  Ваша оценка

Он воскрес  Ваша оценка

Что ты плачешь  Ваша оценка

На пути в Еммаус  Ваша оценка

Мир вам  Ваша оценка

Снова у моря  Ваша оценка

Идите и научите все народы  Ваша оценка

К Отцу Моему и Отцу вашему  Ваша оценка