Ваша корзина
Ваша корзина пуста
Товаров: 0
На сумму: 0.00 руб.
Печать Сообщить другу

Рождение Свыше 1 Часть

"Рождение Свыше" Часть 1

Самый полный ответ на вопрос как родится Свыше, дается в Евангелии от Иоанна, в третьей главе. Истину о рождении Свыше Иоанну рассказал Никодим, после своего личного обращения (рождения Свыше).

Никодим, в свою очередь, о том, как родиться Свыше узнал лично от Иисуса в тайной беседе. 

Так, эта самая важная истина, (не имея личный опыт которой, никто, "...не может увидеть Царство Божье". (Ин. 3:3), достигла наших времен, предоставляя каждому возможность увидеть Царство Небесное лично, не довольствуясь только рассказам и опытом других.

Никодим занимал высокое и ответственное положение в еврейской иерархии. Прекрасно образованный, обладающий выдающимися талантами, он был уважаемым членом синедриона. Учение Иисуса глубоко затронуло его, как и многих других людей. И хотя Никодим был богат, жил в почете, но кроткий Назарянин его чем-то очень привлекал. И он решил узнать побольше об этих удивительных истинах.

Очищая храм, Христос явил Свою власть и этим возбудил непримиримую ненависть священников и правителей. Их страшило могущество Незнакомца. Такого выпада со стороны мало кому известного галилеянина нельзя было терпеть! Стали обсуждать, не положить ли конец Его деятельности. 

Но не все были с этим согласны. Нашлись и такие, кто боялся противостоять Иисусу, столь явно движимому Духом Божьим. Они помнили, как в древности убивали пророков, обличавших грехи вождей Израиля. Они знали: порабощение евреев язычниками было следствием их упрямого отвержения обличений Господа — и боялись, что, составляя заговор против Иисуса, священники и правители шли по стопам своих отцов и навлекали на народ новые бедствия. Эти опасения разделял и Никодим. В синедрионе, когда обсуждался вопрос о том, как поступить с Иисусом, Никодим советовал проявить осторожность и умеренность. Он утверждал: если Иисус действительно имеет власть от Бога, то было бы опасно отвергать Его предостережения. Священники не осмеливались пренебречь этим советом и отложили на некоторое время решительные меры против Спасителя.

Услышав об Иисусе, Никодим начал с особой ревностью исследовать пророчества о Мессии. И чем более углублялся в них, тем тверже убеждался — вот Тот, Кто должен прийти. 

Как и многих в Израиле, Никодима очень тревожило осквернение храма. Он был свидетелем изгнания торгующих из храма. Видел чудесное проявление Божественной силы. Видел, как Спаситель ободрял бедных и исцелял больных. Никодим глядел в их радостные лица и слышал из их уст хвалы Господу. Ну разве он мог усомниться в том, что Иисус из Назарета является Божьим Посланником?

Никодим очень хотел побеседовать с Иисусом, но боялся открыто пойти к Нему. Было бы слишком унизительно для одного из правителей еврейского народа проявлять свое расположение к какому-то малоизвестному Учителю. И если бы о встрече стало известно синедриону, ему не удалось бы избежать насмешек и оскорблений. И Никодим решил поговорить с Иисусом тайно, оправдывая себя тем, что, сделай он это открыто, многие захотели бы последовать его примеру. Узнав, что Спаситель по ночам отдыхает на Елеонской горе, он дождался, когда город затихнет и погрузится в сон, и тогда пошел к Иисусу.

В присутствии Христа Никодим почувствовал странную робость, которую пытался скрыть под напускной важностью. “Равви! — сказал он, — мы знаем, что Ты — Учитель, пришедший от Бога; ибо таких чудес, какие Ты творишь, никто не может творить, если не будет с ним Бог”. 

Заговорив о дарованиях Христа как учителя, о Его чудесной силе, Никодим надеялся подготовить почву для последующей беседы. Он начал с похвалы, чтобы продемонстрировать свое доверие к Иисусу и расположить Его к себе, но на самом деле в его речах сквозило сомнение. Он не признавал Иисуса Мессией, считая его только учителем, посланным Богом.Вместо того чтобы ответить на это приветствие, Иисус внимательно вгляделся в собеседника, как бы читая его душу. Обладающий безграничной мудростью, Он видел перед Собой человека, ищущего правду. Он знал о цели его прихода, и, желая укрепить убеждение, проникшее в сердце Своего слушателя, начал с главного, торжественно, но доброжелательно: “Истинно, истинно говорю тебе: если кто не родится свыше, не может увидеть Царствия Божия” (Ин. 3:3). 

Никодим пришел к Господу, желая поспорить с Ним, но Иисус сразу открыл ему основные принципы истины. 

В сущности, Его слова означали следующее: ты нуждаешься не столько в теоретическом знании, сколько в духовном возрождении; ты нуждаешься не в удовлетворении своего любопытства, но в обновлении сердца; ты должен принять новую жизнь свыше, прежде чем сможешь оценить небесное; пока в тебе не произойдет перемена и пока ты не увидишь все в новом свете, беседа со Мной о Моей власти и о Моем служении не послужит тебе во спасение.

Никодим слышал проповеди Иоанна Крестителя о покаянии и крещении и знал, что Иоанн указывал людям на Того, Кто будет крестить их Святым Духом. Он прекрасно понимал, что иудеям недостает духовности и что ими в значительной степени движет фанатизм и мирское тщеславие. 

Он надеялся, что с пришествием Мессии все изменится к лучшему. Но даже проникновенная проповедь Крестителя не привела его к осознанию собственной греховности. Он был строгим фарисеем и гордился своими добрыми делами. 

Его уважали за великодушие и щедрость пожертвований на храм. Никодим был уверен в благорасположении к себе Господа, но теперь его тревожила мысль, что Царство Небесное, должно быть, слишком совершенно в своей чистоте, чтобы он сподобился узреть его, находясь в нынешнем греховном состоянии.

Символическое понятие “рождение свыше”, о котором говорил Иисус, было знакомо Никодиму. Обращенных из язычества в иудейскую веру часто сравнивали с новорожденными, и поэтому он должен был понять, что слова Иисуса не следует толковать буквально. 

Но, будучи израильтянином, он считал, что место в Царстве Божьем ему обеспечено, и не испытывал нужды в переменах. 

Вот почему он так удивился словам Спасителя. Он был уязвлен тем, что слова Господа относились к нему. Фарисейская гордость боролась в нем с искренним желанием узнать истину. Его задевало, что Христос говорит с ним без почтения, привычного начальникам его ранга.

Неожиданно для себя потеряв самообладание, он обратился ко Христу со словами, полными иронии: “Как может человек родиться, будучи стар?” 

Подобно многим людям, сталкивающимся с бескомпромиссной истиной,он не был готов принять то, что исходит от Духа Божьего. В таких людях нет ничего, что могло бы откликнуться на духовное, потому что о духовном нужно судить духовно.

Но Спаситель не поддержал спора. Торжественно, спокойно и с достоинством поднял Он руку и с еще большей твердостью повторил то, что так удивило Никодима: “Истинно, истинно говорю тебе: если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие”. 

Никодим знал, что Христос имел в виду крещение водой и обновление сердца Духом Божьим. Он убедился, что перед ним был Тот, Чье появление предсказывал Иоанн Креститель.

Иисус продолжал: “Рожденное от плоти есть плоть, а рожденное от Духа есть дух”. Человеческое сердце по своей природе таит в себе зло. “Кто родится чистым от нечистого? Ни один” (Иов 14:4). 

Люди никогда не смогут изобрести лекарство от греха. “Плотские помышления суть вражда против Бога; ибо закону Божию не покоряются, да и не могут”. 

“Ибо из сердца исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления” (Рим. 8:7; Мф. 15:19). 

Для того чтобы побуждения сердца были чисты, оно само должно быть очищено. Тот, кто надеется достичь небес исполнением закона, пытается сделать невозможное. Исповедующий законническую религию и заботящийся о внешнем благочестии не может чувствовать себя в безопасности. 

Жизнь христианина — это не частичное изменение или улучшение старого, но преобразование его естества. Пережив смерть собственного “я” и греха, человек обретает совершенно новую жизнь. Такая перемена может произойти только под влиянием Святого Духа.

Никодим все еще недоумевал, и тогда Иисус облек Свою мысль в притчу, сравнив деяние Святого Духа с ветром: “Дух дышит, где хочет, и голос его слышишь, а не знаешь, откуда приходит и куда уходит: так бывает со всяким, рожденным от Духа”.

Мы слышим, как ветер шумит в кронах деревьев, видим трепещущие листья и травы, но сам ветер невидим, и никто из людей не знает, откуда он приходит и куда уходит. Вот так же влияет на нас и Святой Дух, изменяя сердца. Уловить его путь так же трудно, как движение ветра. 

Иногда человек не может припомнить точного часа, или места, или обстоятельств своего обращения, но ведь обращение состоялось! Христос неустанно воздействует на сердце человека, но увидеть эту деятельность так же невозможно, как ветер. 

Мало-помалу человек испытывает влияние, источник которого может и не осознавать, но оно направляет его ко Христу. Это происходит, когда мы размышляем о Христе, читаем Писания или слушаем проповедника. 

И однажды, когда призыв Духа становится ясно различим, душа радостно подчиняется Иисусу. Многие называют это внезапным обращением, но в действительности это результат продолжительной, неотступной и терпеливой работы Духа Божьего.

Хотя ветер невозможно увидеть, результаты его действия видны и ощутимы. Так и работа Духа над сердцем открывается в каждом поступке того, кто испытал на себе эту спасительную силу. 

Когда Дух Божий овладевает сердцем, Он преображает жизнь. Исчезают греховные помышления, человек перестает совершать злые поступки, и там, где царили гневливость, зависть и раздоры, воцаряются любовь, смирение и мир. Печаль сменяется радостью, лицо человека просветляется, отражая небесный свет. 

Никто не чувствует прикосновения той руки, которая снимает бремена, и никто не видит свет, который нисходит из небесных чертогов. Благословения даются тому человеку, чья душа верою покоряется Богу. И тогда сила, невидимая для человеческого глаза, творит новое существо по образу Божьему.

Ограниченный человеческий разум не в состоянии постичь работу искупления. Тайна эта превосходит возможности человеческого познания. Но тот, кто переходит из смерти в жизнь, понимает, что работа эта совершается Богом. И ныне, на земле, мы можем познать начало искупления на личном опыте, последствия же его простираются в вечность.

Иисус говорил так убедительно, что истина начала освещать ум иудейского начальника. Смягчающее, умиротворяющее влияние Святого Духа согрело его сердце. Но он не мог до конца понять слова Спасителя. Его поразила не столько необходимость рождения свыше, сколько способ, каким оно совершается. Он спросил удивленно: “Как это может быть?” 

"Ты — учитель Израилев, и этого ли не знаешь?” — отвечал Иисус. И действительно, тот, на которого возлагалась ответственность за воспитание народа, должен был знать такие важные вещи. 

Это был урок для Никодима: вместо того чтобы раздражаться, слушая слово истины, ему, в его духовном невежестве, следовало умерить свое самомнение. Христос говорил логично и убедительно, Его взгляд и голос выражали искреннюю любовь, и Никодим, осознав свое жалкое состояние, не обиделся.

Но когда Иисус объяснил, что Его миссия на земле заключается в том, чтобы установить духовное, а не земное царство, Никодим опять ощутил досаду. 

И увидев это, Иисус добавил: “Если Я сказал вам о земном, и вы не верите, — как поверите, если буду говорить вам о небесном?” Если Никодим не мог принять учение Христа о действии благодати на сердце, то как ему было понять природу Его славного небесного царства? 

Дважды Иисус указал Никодиму о важности рождении Свыше. В первом случае Он сказал, что "Не может увидеть", во втором "Не войдет".

В первом случае речь шла о Царстве благодати - Царстве, которое обретается здесь на земле. Когда жизнь человека приходит в согласие со всеми принципами Небесного Царства, уже здесь на земле, благодаря действию Его благодати. 

Во втором о Царстве славы - Царстве, в которое Он введет нас после Своего второго пришествия.

Не постигнув характер служения Христа на земле, он тем более не был способен понять Его служение на Небе.

Иудеи, которых Иисус изгнал из храма, называли себя детьми Авраама. Но они бежали от Спасителя, потому что не могли вынести славы Божьей, явленной в Нем, и этим засвидетельствовали, что не были освящены благодатью Божьей для священного служения в храме (и как следствие не готовы, к жизни вечной). 

Да, внешне они ревностно сохраняли праведность, но они пренебрегали святостью сердца. Ярые защитники буквы закона, они постоянно нарушали его дух. 

Больше всего они нуждались в той перемене, о которой Христос говорил Никодиму, — в новом нравственном рождении, очищении от грехов и в движении к познанию истины и святости.

Слепота Израиля, не видевшего необходимости духовного возрождения, не могла быть оправдана ничем. Вдохновляемый Святым Духом, пророк Исаия писал: “Все мы нечистые (a[m/j оскверненные), и вся праведность наша как, оскверненные (d[ менструальной кровью)тряпки”. 

Именно так выглядит самоправедность человека в глазах Бога.

Давид молился: “Сердце чистое сотвори во мне, Боже, и дух праведный обнови внутри меня”. И через Иезекииля было дано обетование: “И дам вам сердце новое, и дух новый дам вам; и возьму из плоти вашей сердце каменное, и дам вам сердце плотяное. Вложу внутрь вас Дух Мой и сделаю то, что вы будете ходить в заповедях Моих и уставы Мои будете соблюдать и выполнять” (Ис. 64:6; Пс. 50:12; Иез. 36:26, 27).

Никодим читал эти тексты, но ум его был затуманен. И только теперь он начал постигать их смысл. Он понял, что самое строгое, но формальное соблюдение буквы закона никому не дает право войти в Царство Небесное. 

С точки зрения окружающих, жизнь Никодима была праведной и достойной уважения. Но в присутствии Христа он почувствовал скверну в своем сердце и осознал свою греховность.

Никодима влекло ко Христу. Когда Спаситель объяснил ему, что значит рождение свыше, ему очень захотелось испытать самому духовную перемену. 

Но как этого достичь? Иисус ответил на этот невысказанный вопрос: “И как Моисей вознес змию в пустыне, так должно вознесену быть Сыну Человеческому, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную”.

История с Моисеем была хорошо знакома Никодиму. Символ — вознесенный змей — помог ему понять миссию Спасителя. 

Когда израильский народ в пустыне умирал от укусов ядовитых змей, Господь повелел Моисею сделать медного змея и установить его высоко посреди лагеря. Всему стану было объявлено, что всякий, кто посмотрит на медного змея, останется жив. 

Люди хорошо знали, что сам по себе медный змей не имеет никакой силы. Но это был символ Христа. Как медный змей, сделанный по подобию ядовитых, был вознесен для исцеления людей, так и Тот, Который явился “в подобии плоти греховной”, стал их Избавителем (Рим. 8:3). 

Многие израильтяне считали, что жертвоприношения могли освободить их от греха. Бог же хотел научить их, что сами по себе жертвоприношения животных имеют не больше силы, чем медный змей.Их назначение состояло в том, чтобы обратить помыслы иудеев к Спасителю. Для того чтобы жить, они должны были взирать на этот символический образ.

Ужаленные змеями могли замешкаться и не обратить свой взор на медного змея (Как действие яда парализует и зрение, так и действие греза парализует духовное восприятие спасительной истины, и если замедлить, то можно стать не способным различать духовное). 

Они могли поддаться сомнениям в том, что этот медный символ имеет некую скрытую силу. Они могли бы потребовать рационального объяснения, но объяснения не последовало. Они должны были принять слово Божье, реченное через Моисея. Отказаться взглянуть — значило погибнуть.

Не спорами и сомнениями насыщается душа. Мы должны взирать и жить. Никодим понял урок и усвоил его. Теперь он перечитывал Писания совершенно по-новому — не ради отвлеченных рассуждений, но для того, чтобы обрести новую жизнь. Как только он подчинился водительству Святого Духа, он начал созерцать Царство Небесное (Царство Благодати).

И в наши дни тысячи людей нуждаются в истине, которая была преподана Никодиму через символ вознесенного змея. Эти люди и ныне полагаются на свое послушание Закону Божьему, чтобы снискать благоволение Господне. Но когда их призывают взирать на Иисуса и верить, что Он спасет их исключительно по Своей благодати, они восклицают: “Как это может быть?”

Подобно Никодиму, мы должны входить в новую жизнь, чувствуя себя закоренелыми грешниками. Кроме Христа, “нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись” (Деян. 4:12). 

Верой мы принимаем благодать Божью. Но и одна только вера не является нашим спасением. Сама по себе она ничего не значит. Вера — это всего лишь рука, которой мы держимся за Христа и принимаем Его заслуги, это средство исцеления от греха. Мы даже покаяться не можем без помощи Духа Божьего. 

Писание говорит о Христе: “Его возвысил Бог десницею Своею в Начальника и Спасителя, дабы дать Израилю покаяние и прощение грехов” (Деян. 5:31). И покаяние, и прощение исходят от Христа.

И все-таки как же нам тогда спастись? “Как Моисей вознес змию в пустыне”, так был вознесен и Сын Человеческий. И всякий, кто был ужален змеем или обманут, может взглянуть на Него — и жить. 

“Вот Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира” (Ин. 1:29). Свет, исходящий от креста, открывает любовь Божью. Его любовь влечет нас к Нему (Отец отдал самое дорогое, что у него есть - Своего Сына). И если мы не противимся этому влечению, мы будем приведены к подножию Его креста в раскаянии за грехи, которые распяли Спасителя. 

И тогда Дух Божий через веру созидает в нас новую жизнь, а помыслы и желания наши подчиняются воле Христовой. Сердце и ум обновятся по образу Того, Кто действует в нас, желая нашей покорности Ему. И когда Закон Божий запечатлен в уме и сердце, мы можем сказать вместе со Христом: “Я желаю исполнить волю Твою, Боже мой” (Пс. 39:9).

В беседе с Никодимом Иисус раскрыл план спасения и Свою миссию в этом мире. 

Ни в одной из Своих последующих проповедей Он не объяснял так полно и последовательно то, что должно произойти в сердце каждого человека, который хочет наследовать Царство Небесное. 

В самом начале Своего служения Иисус открыл истину члену синедриона, человеку с наиболее восприимчивым умом и репутацией мудрого учителя. Однако вожди Израиля не приняли этот свет. Никодим сокрыл истину в своем сердце, в течение трех лет она не принесла видимых плодов.

Но Иисус знал, в какую почву бросает семя. Слова, сказанные в ту ночь на пустынной горе единственному слушателю, не пропали втуне. 

Никодим не торопился признавать Христа публично, он наблюдал за Его жизнью и размышлял над Его учением. На совете синедриона он не раз разрушал замыслы священников уничтожить Спасителя. 

И когда наконец Иисус был вознесен на крест, Никодим вспомнил то, чему Спаситель учил его на горе Елеонской. “И как Моисей вознес змию в пустыне, так должно вознесену быть Сыну Человеческому, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную”. 

Свет, открывшийся в тайной беседе, осветил Голгофский крест, и Никодим увидел в Иисусе Искупителя мира.

После вознесения Господа, когда ученики Христа были рассеяны вследствие гонений, Никодим смело выступил вперед. Он жертвовал средства на поддержание молодой Церкви, которая, как надеялись правоверные иудеи, должна была исчезнуть со смертью Христа. 

Во времена опасности Никодим, некогда осторожный и сомневавшийся, стоял твердо, как скала, и укреплял веру в учениках Христа, материально поддерживая дело евангелистов. За это его презирали и преследовали те, кто прежде с почтением относился к нему. Он обеднел, утратил прежние почести, но не поколебался в вере, зародившейся в нем во время той ночной беседы с Иисусом.

Как мы уже отмечали в начале, Никодим рассказал Иоанну об этой беседе, и тот записал ее в назидание миллионам людей. Истины, преподанные ему, ныне так же важны и актуальны, как в ту знаменательную ночь на горе, когда иудейский начальник пришел расспросить о смысле жизни скромного галилейского Учителя.


Пока нет отзывов и оценок Напишите отзыв.

Рождение Свыше