Ваша корзина
Ваша корзина пуста
Товаров: 0
На сумму: 0.00 руб.
Проповеди Самые просматриваемые
4. Взятки (5967)
9. Зависть (4232)
12. Жизнь (3936)
18. Гордость (3379)
Печать Сообщить другу

Отделение Лютера от Рима Часть 2 - Отцы реформации

ОТДЕЛЕНИЕ ЛЮТЕРА ОТ РИМА Часть 2


Учение Лютера привлекло к себе всю мыслящую Германию. Его проповеди и сочинения несли свет, который будил сознание тысяч людей. Живая вера занимала место мертвого формализма, в плену которого Церковь находилась столь длительное время. Народ с каждым днем все больше утрачивал веру в суеверия католицизма. Оковы предрассудков постепенно разрушались. Слово Божье, которым, подобно обоюдоострому мечу, Лютер испытывал всякое учение и заявление, прокладывало путь к человеческим сердцам. Повсюду было заметно стремление к духовному просвещению и прогрессу. Все ощущали острую жажду праведности. Ничего подобного не происходило на протяжении целых столетий. Народ, так долго надеявшийся на традиции и обряды, на земных заступников, обращался с мольбой раскаяния и веры к распятому Христу.   

Это воодушевление продолжало вызывать все большие опасения папских сановников. Лютеру было предписано явиться в Рим, чтобы ответить на обвинение в ереси. Друзья Лютера с ужасом встретили это повеление. Они сознавали, какая опасность угрожала их другу в этом нечестивом городе, обагренном кровью мучеников во имя Иисуса Христа. Протестуя против его поездки в Рим, они потребовали, чтобы Лютер дал все объяснения, оставаясь в Германии.   

Их требование было наконец удовлетворено, и для слушания по делу Лютера приехал представитель папы с его грамотой, в которой Лютер объявлялся еретиком. Папскому легату предстояло “безотлагательно возбудить иск и наложить на него арест”. В случае же непокорности Лютера, если прелату не удастся переубедить его, ему были даны полномочия “объявить его вне закона по всей Германии, а также и его приверженцев подвергнуть изгнанию, проклятию и отлучению от Церкви”. Кроме того, папа поручил своему легату ради абсолютного искоренения пагубной ереси отлучать от Церкви и передавать правосудию Рима всех тех, кто не будет пресекать деятельность Лютера и его поборников, за исключением императора, невзирая при этом на занимаемое ими положение в государстве или в Церкви.   

Все это как нельзя лучше показывало подлинный дух папства. В этом документе нет и намека на принципы христианского поведения или даже самую простую справедливость. Лютер жил и трудился очень далеко от Рима, он не имел возможности объяснить свои взгляды, однако еще до того, как началось разбирательство, его уже объявили еретиком и в один и тот же день провели расследование, обвинили и осудили. И все это было сделано самозванным “святым отцом”, который являлся единственным высшим и непогрешимым авторитетом в Церкви и государстве!!!   

В это время, когда Лютер так сильно нуждался в сочувствии и совете истинного друга, по Божьему провидению в Виттенберг прибыл Меланхтон. Молодой, скромный, застенчивый, Меланхтон своими здравыми суждениями, обширными познаниями, красноречием, чистотой и искренностью завоевал всеобщее внимание и уважение. Его блестящие способности не заслоняли таких качеств его натуры, как мягкость и деликатность. Вскоре он стал убежденным последователем Евангелия, самым преданным другом Лютера и самым ценным его помощником — его деликатность, внимательность и пунктуальность удачно дополняли мужество и энергичность Лютера. Их сотрудничество стало огромной опорой для Лютера и придало новую силу делу Реформации.   

Местом суда был назначен Аугсбург, и Лютер пешком отправился туда. Над ним нависла серьезная опасность. Его грозили убить по дороге, и друзья умоляли его не рисковать, уговаривали даже на время покинуть Виттенберг и поселиться у кого-нибудь из приятелей. Но он не желал оставлять дела, определенного ему Богом. Он понимал, что должен быть защитником истины невзирая ни на какие бури, бушующие вокруг. Он так и говорил: “Я подобен Иеремии — “человеку, который спорит и ссорится” (см. Иер. 15:10). Но чем больше мне угрожают, тем больше я радуюсь… Они уже уничтожили мою честь и репутацию. Осталось только одно: мое жалкое тело. Ну что ж, пусть они возьмут и это: они сократят мою жизнь на несколько часов. Но что касается моей души, они не смогут взять ее. Тот, кто стремится возвещать миру Слово Христа, должен ждать смерти в любой момент”.   

Весть о прибытии Лютера в Аугсбург доставила папскому легату большое удовлетворение. Беспокойный еретик, приковавший к себе внимание всего мира, теперь, казалось бы, был во власти Рима, и легат решил сделать все, чтобы не выпустить добычу из своих рук. Реформатору не удалось получить охранную грамоту для себя. Друзья уговаривали его не являться к легату без гарантий безопасности и сами попытались получить ее у императора. Легат надеялся принудить Лютера к отречению, в противном же случае собирался доставить его в Рим, где он разделил бы участь Гуса и Иеронима. Подкупленные прелатом люди пытались убедить Лютера явиться к нему без охранной грамоты, полагаясь на его милость. Но реформатор решительно отказался прийти к папскому послу без документов, гарантировавших ему покровительство императора.   

Тогда враги Лютера решили попытаться воздействовать на него добротой и любезным обхождением. При встречах с Лютером легат весьма дружески беседовал с ним, но требовал полностью подчиниться авторитету Церкви и без каких-либо рассуждений и доказательств отречься от каждого пункта своего учения. Но он явно недооценивал человека, с которым имел дело. Отвечая ему, Лютер выразил свое уважение к Церкви, свое стремление к истине и готовность ответить на все вопросы, касающиеся его учения, и представить их на рассмотрение ведущих университетов. В то же время он опро­тестовал требования отречься от своего учения без предварительного разбирательства и диспута.   

Ему без устали твердили одно: “Отрекись, отрекись!” Реформатор же, указав, что основывается на Священном Писании, твердо заявил, что не может отречься от истины. Прелат, бессильный опровергнуть доказательства Лютера, то осыпал его ругательствами и упреками, то старался подкупить лестью, то гневно цитировал изречения отцов Церкви и различных преданий, не давая реформатору возможности произнести ни единого слова. Видя бесполезность подобных разговоров, Лютер в конце концов получил неохотно выданное разрешение дать ответ в письменном виде.   

“Добиваясь этого права, — писал Лютер другу, — обвиняемый извлекает двойную пользу: прежде всего, написанное может быть отдано на суд разным людям, и, во-вторых, появляется больше шансов если не воззвать к совести, то, по крайней мере, сыграть на страхах высокомерного, невнятно бормочущего деспота, который в противном случае постарается подавить нас своей надменной речью”.   

При следующей встрече Лютер дал короткое, но исчерпывающее объяснение, подкрепленное многочисленными выдержками из Священного Писания. Прочитав вслух написанное, Лютер вручил бумагу кардиналу, который с презрением отбросил ее от себя, крича, что это просто набор пустых слов и цитат, не имеющих никакого отношения к делу. Тогда Лютер с воодушевлением заговорил о том, во что верил этот прелат — о традициях и доктринах Церкви, и с их помощью полностью опроверг все его утверждения.   

Доказательства Лютера были безупречны, и прелат, потеряв самообладание, в ярости закричал: “Отрекись! Если не сделаешь этого, я пошлю тебя в Рим, где ты предстанешь перед судьями, хорошо знающими свое дело. Я предам тебя и твоих приверженцев анафеме и всех сочувствующих тебе отлучу от Церкви”. И добавил напыщенно: “Отрекись или больше не показывайся мне на глаза”.   

Лютер немедленно удалился вместе с друзьями, таким образом ясно давая понять, что ни о каком отречении не может быть и речи. Не такого исхода дела ожидал кардинал. Он льстил себя надеждой, что силой и запугиванием заставит Лютера подчиниться. Но теперь, когда рухнули его планы, он не мог скрыть досады на своих помощников.   

Мужественное выступление Лютера не прошло без следа. Присутствовавшие на встрече люди получили возможность сравнить поведение двух мужей и сделать соответствующие выводы о правоте и силе каждого из них. Какой разительный контраст! Скромный, простой и непреклонный реформатор опирался на силу Бога и защищал истину; папский же посол, самонадеянный и властный, надменный и безрассудный, не привел ни одного доказательства из Священного Писания и только неистово кричал: “Отрекись! Иначе будешь отправлен в Рим и там получишь заслуженное наказание!”   

Несмотря на имевшуюся у Лютера охранную грамоту существовала опасность, что его арестуют. Друзья Лютера, видя всю бесполезность дальнейшего пребывания реформатора в Аугсбурге, настаивали на его немедленном возвращении в Виттенберг. Необходимо было соблюдать крайнюю осторожность. И ночью верхом на лошади в сопровождении только одного проводника, предоставленного магистратом, Лютер покидает Аугсбург. Терзаемый мрачными предчувствиями, реформатор пробирается по темным и пустынным улицам города. Он знал, что жестокие и коварные враги замышляли уничтожить его и следили за каждым его шагом. Удастся ли ему избежать расставленных сетей? Это были минуты сильнейшей тревоги и горячих молитв. Вот он уже добрался до городской стены. Ворота отворились, и он беспрепятственно выехал из города вместе с проводником. Почувствовав себя в безопасности, беглецы пришпорили лошадей, и, прежде чем римский прелат узнал об отъезде Лютера, тот был уже далеко. Сатана и его сообщники потерпели поражение. Человек, которого они считали своей добычей, ускользнул из их рук, как птица из сети птицелова.   

Узнав о побеге Лютера, прелат был страшно удивлен и разгневан. Он надеялся, что его решительный отпор этому возмутителю церковного спокойствия будет должным образом вознагражден, но теперь все радужные ожидания позорно провалились. Весь свой гнев он излил в письме к Фридриху, курфюрсту Саксонскому, горько обвиняя Лютера и требуя, чтобы Фридрих отправил реформатора в Рим или же изгнал его из Саксонии.   

В свою очередь Лютер требовал, чтобы прелат или папа на основе Священного Писания доказали ему его заблуждения, торжественно обещая, что если это будет сделано, то он отречется от своих взглядов. При этом он неустанно благодарил Бога за то, что Господь нашел его достойным страдать во имя такого святого дела.   

Курфюрст был мало знаком с учением Лютера, но его поразили искренность, сила и ясность слов реформатора, и он твердо решил покровительствовать ему до полного выяснения дела. В ответ на обращение прелата он написал: “Вы должны быть удовлетворены приездом доктора Мартина Лютера в Аугсбург. Мы не ожидали, что вы будете принуждать его к отречению, вместо того чтобы убеждать. Никто из ученых мужей в нашем государстве не сообщил мне, что учение Мартина Лютера безбожное, антихристианское или еретическое”. И курфюрст отказался отправить Лютера в Рим или же выслать его из своих владений.   

Фридрих видел плачевное состояние нравственности в обществе. Огромная нужда в реформе была очевидна. Он понимал, что, если бы люди исполняли требования Божьи и поступали в согласии со своей совестью, очищенной истиной, тогда не пришлось бы тратить большие средства на борьбу с преступностью. Он видел, что труды Лютера направлены именно к этой благородной цели, и втайне радовался тому, что в Церкви повеял свежий ветер перемен.   

Он не мог не заметить и того, что Лютер пользовался необыкновенным успехом как профессор университета. Только год прошел с тех пор, как Лютер прибил свои тезисы к дверям храма, а число пилигримов, приезжающих в церковь на праздник всех святых, заметно убавилось. Рим лишился своих прежних приверженцев, сократился поток пожертвований, но Виттенберг не опустел — теперь его заполняли не паломники, пришедшие на поклонение мощам, но студенты университета. Сочинения Лютера пробудили всеобщий интерес к Священному Писанию не только в Германии — из разных стран приезжали молодые люди, чтобы учиться в Виттенбергском университете. Приблизившись к Виттенбергу, юноши, впервые увидевшие его, “поднимали руки к небу и благодарили Бога за то, что из этого города распространяются лучи света истины, подобно тому как в древние времена из Сиона исходил свет в самые отдаленные страны”.   

Тем не менее Лютер не до конца разочаровался в учении католицизма. Но, сравнивая святые истины с папским учением и постановлениями, он приходил в изумление. “Я читаю, — писал он, — папские указы и… не знаю — является ли папа самим антихристом или же его апостолом — настолько Христос оболган и распят в его документах”. Все же Лютер в это время по-прежнему был приверженцем римской церкви и не думал, что когда-либо будет отлучен от нее.   

Сочинения Лютера и его учение распространились среди всех христианских народов. Его идеи пустили ростки в Швейцарии и Голландии. Его сочинения проложили себе дорогу во Францию и Испанию. В Англии его учение было воспринято как слово жизни. Истина проникла также в Бельгию и Италию. Тысячи людей, стряхнув с себя смертельное оцепенение, пробудились к радости и надежде светлой жизни в вере.   

Нападки Лютера вызывали все большее раздражение Рима, и некоторые фанатичные католики, в том числе и некоторые ученые из католических университетов, заявляли, что тот, кто убьет этого мятежного монаха, не совершит греха. Однажды к реформатору подошел незнакомец со спрятанным в кармане пистолетом и спросил его, почему он едет один? “Моя жизнь в руках Господа, — ответил Лютер. — Он — моя Сила и мой Щит, что же тогда может сделать мне человек?” Услышав такие слова, незнакомец побледнел и поспешно удалился, словно увидел небесного ангела.   

Рим делал все возможное, чтобы уничтожить Лютера, но его защищал Господь. Его учение проповедовалось повсюду — “в хижинах и монастырях… в дворянских замках, в университетах, в королевских дворцах”, и везде находились благородные мужи, которые поднимались на его защиту.   

Познакомившись с трудами Гуса, Лютер выяснил, что богемский реформатор признавал великую истину оправдания верой, которую он сам так долго искал и теперь проповедовал. “Мы все, — говорил Лютер, — Павел, Августин и я были гуситами, не подозревая об этом!” “Бог покарает мир, — продолжал он, — за то, что он сжег истину, которая была возвещена ему 100 лет назад!”   

В своем воззвании к императору и князьям Германии Лютер, призывая к реформации христианства, писал относительно папы: “Страшно и горько видеть, как считающий себя наместником Христа живет в роскоши, с которой не может сравниться даже император. Разве это похоже на бедного Иисуса или же скромного Петра? Говорят, что папа — властелин мира! Но Христос, наместником Которого он себя именует, сказал: “Мое царство не от мира сего”. Могут ли владения наместника превосходить собой владения его Господина?”   

Об университетах он писал следующее: “Я очень боюсь, что высшие учебные заведения сделаются вратами ада, если в них не будет прилежно изучаться Священное Писание, а юношество не будет руководствоваться им. Я никому не советую определять своего ребенка туда, где Священное Писание не занимает главного места. Любое учебное заведение, в котором не изучается со вниманием Слово Божье, будет развращать нравы молодежи”.   

Это обращение с молниеносной быстротой распространилось по всей Германии и произвело в народе сильное волнение. Многие почувствовали побуждение встать под знамя Реформации. Противники Лютера, горя жаждой мщения, убеждали папу предпринять решительные меры. Было решено немедленно предать его учение проклятию. Реформатору и его приверженцам дали 60 дней для размышления, оговорив, что если  по истечении этого срока они не отрекутся от своих идей,  то их ждет отлучение от Церкви.   

Это был грозный и решающий момент для Реформации. На протяжении целых столетий приговор Рима об отлучении от Церкви внушал страх самым могущественным монархам; он обрекал великие империи на бедствия и запустение. На тех, кто подвергался этому проклятию, смотрели с ужасом и страхом; они неизменно теряли своих прежних друзей; с ними обращались, как с преступниками, и травили, как диких зверей. Лютер знал об ужасной буре, которая готова была разразиться над ним, но оставался тверд, уповая на помощь и защиту Христа. С верой и мужеством мученика он писал: “Я не знаю, что произойдет, и не хочу знать… Куда бы ни пришелся удар, я буду спокоен… Если даже листья не осыпаются без воли Отца, то тем более мы можем быть уверены в Его заботе о нас. За Слово Божье умирать легко, потому что Само Слово, ставшее плотью, умерло. Если мы умрем с Ним, то и оживем с Ним, и если мы испытаем все то, что Он испытал раньше нас, то будем там, где и Он, навеки, навсегда”.   

Когда папская булла дошла до Лютера, он сказал: “Я презираю и отвергаю ее как безбожную и лживую… Ибо она осуждает Самого Христа… Я радуюсь тому, что могу немного пострадать за это благородное дело. Я даже чувствую себя свободнее, ибо теперь убедился, что папа — антихрист и его престол — это престол самого дьявола”.   

Декрет Рима не остался без последствий. Тюрьма, пытки и меч были достаточно сильными средствами, чтобы заставить человека повиноваться. Слабые и суеверные испытывали страх перед указом папы, и хотя Лютеру по-прежнему симпатизировали, многие считали, что жизнь слишком дорога, чтобы отдать ее за дело Реформации. Все, казалось, говорило о том, что работа реформатора подошла к концу.   

Но Лютер был все так же бесстрашен. Рим предал его анафеме, и все ожидали, что он будет вынужден отречься или погибнет. Но Лютер с невероятной силой обрушил на Рим ответные обвинения и публично заявил о своем намерении навсегда отделиться от Церкви. В присутствии многих студентов, ученых, жителей города он сжег папскую буллу с ее каноническими законами, постановлениями и специальными документами, обосновывающими авторитет папской власти. “Мои враги сжигали мои книги, — сказал он, — чтобы искоренить истину в сознании простых людей и погубить их души, а теперь, в ответ на все это, я сжигаю их книги. Теперь начнется по-настоящему серьезная борьба. До сих пор я только слегка тревожил папу. Я начал это дело во имя Бога, и оно будет окончено без меня, но Его силой”.   

На упреки врагов, которые отпускали язвительные замечания по поводу его дела, Лютер отвечал: “Кто знает, не Бог ли призвал меня; не стоит ли им опасаться, что, презирая меня, они презирают Самого Бога? Моисей был один при выходе из Египта; Илия был один в царстве Ахава; Исаия был один в Иерусалиме; Иезекииль — один в Вавилоне… Бог никогда не призывал в пророки первосвященников или других важных лиц, но обыкновенно Он избирал незаметных, простых людей; а однажды даже пастуха Амоса. В каждом поколении находились праведники, которые, рискуя своей жизнью, обличали великих мира сего, царей, князей, священников и ученых… Я не утверждаю, что я пророк, но говорю, что им следует убояться потому, что я один, а их много. Я уверен в том, что Господь говорит моими устами, а с ними нет Бога”.   

Однако окончательное отделение от Церкви далось Лютеру не без ужасной внутренней борьбы. В то время он писал: “С каждым днем я чувствую, как трудно отбросить от себя предубеждения, усвоенные с молоком матери. Хотя Священное Писание на моей стороне, сколько страданий я перенес, прежде чем убедился, что прав в своем решении выступить против папы как антихриста! Какие только муки душевные я ни пережил! Как часто я с горечью задавал себе один и тот же вопрос, который не сходит с уст папистов: “Неужели только ты один такой мудрый, а все остальные ошибаются? А что будет, если окажется, что ты сам заблуждался и соблазнил своим учением множество душ, которые подвергнутся вечному осуждению?” Я боролся сам с собой и с сатаной, пока наконец Христос Своим непогрешимым Словом не укрепил мое сердце против всех этих сомнений”.   

Папа угрожал Лютеру отлучением от Церкви, если он не отречется, и теперь исполнил свою угрозу. Новая булла, объявляющая об окончательном изгнании реформатора из римской церкви, подвергала страшным проклятиям и Лютера, и тех, кто примет его учение. Теперь только великая борьба разгорелась в полную силу.   

Борьба — это удел всех, кому Бог поручает проповедовать весть для своего времени. Во дни Лютера проповедовалась истина особой важности для его времени, а в наши дни проповедуется истина, важная для Церкви нашего времени. Тот, по Чьей воле все происходит, ставит людей в разные обстоятельства и поручает им особое дело, соответствующее времени и условиям, в которых они живут. Если они будут ценить посланный им свет, перед ними откроются более широкие горизонты. Но большинство людей в наши дни стремятся познать истину не более, чем паписты, боровшиеся с Лютером. И в наши дни, как и в прежние века, предпочтение отдают человеческим теориям и традициям, а не Слову Божьему. Пусть те, кто проповедует истину в настоящее время, не ждут, что она будет принята с большей благосклонностью, чем во дни реформаторов. Великая борьба между истиной и заблуждением, между Христом и сатаной будет все усиливаться до конца истории нашего мира.   

Иисус сказал Своим ученикам: “Если бы вы были от мира, то мир любил бы свое; а как вы не от мира, но Я избрал вас от мира, потому ненавидит вас мир. Помните слово, которое Я сказал вам: раб не больше господина своего. Если Меня гнали, будут гнать и вас; если Мое слово соблюдали, будут соблюдать и ваше” (Ин. 15:19, 20). Кроме того, наш Господь ясно говорит: “Горе вам, когда все люди будут говорить о вас хорошо. Ибо так поступали со лжепророками отцы их” (Лк. 6:26). Дух современного мира противоречит духу Христа точно так же, как в прежние времена, и проповедующие истинное Слово Божье неповрежденным встречают сейчас не больше понимания, чем их предшественники. Формы борьбы против истины могут перемениться, враждебность может быть не такой явной и откровенной, но ненависть к истине продолжает существовать и не исчезнет до конца времен.

Пока нет отзывов и оценок Напишите отзыв.

Проповеди

Для чего мы здесь?  Ваша оценка

Бог наш есть огонь истребляющий… и я рад этому!  Ваша оценка

Дух истины, Часть 1  Ваша оценка

Дух истины Часть 2  Ваша оценка

Не судите, да не судимы будете - проповедь  Ваша оценка

Взятки  Ваша оценка

Да светит свет ваш  Ваша оценка

Бог явился во плоти  Ваша оценка

Получение дара Духа Cвятого  Ваша оценка

Жизнь  Ваша оценка

И вражду положу  Ваша оценка

Сила терпения  Ваша оценка

Откровение Бога  Ваша оценка

Желание силы  Ваша оценка

Хочешь иметь друзей, будь дружелюбен  Ваша оценка

Зависть  Ваша оценка

Гордость  Ваша оценка

Спиритизм вторгаться в хритианство  Ваша оценка

Состояние человека после смерти  Ваша оценка

Разрушение Иерусалима часть 1  Ваша оценка

Разрушение Иерусалима часть 2  Ваша оценка

Слово стало плотью  Ваша оценка

Принимает ли Бог грешника  Ваша оценка

По причине умножения беззакония, во многих охладеет любовь  Ваша оценка

Три субботы  Ваша оценка

Причинно-следственная связь  Ваша оценка

Откровение Бога  Ваша оценка

Только против Господа не восставайте  Ваша оценка

Джон Уиклиф - Отцы реформации  Ваша оценка

Гус и Иероним Часть 1 - Отцы реформации  Ваша оценка

Гус и Иероним Часть 2 - Отцы реформации  Ваша оценка

Отделение Лютера от Рима Часть 1 - Отцы реформации  Ваша оценка

Отделение Лютера от Рима Часть 2 - Отцы реформации  Ваша оценка

Лютер перед сеймом Часть 1 - Отцы реформации  Ваша оценка

Лютер перед сеймом Часть 2 - Отцы реформации  Ваша оценка

Цвингли и реформация в Швейцарии Часть 1 - Отцы реформации  Ваша оценка

Цвингли и реформация в Швейцарии Часть 2 - Отцы реформации  Ваша оценка

Успех реформации в Германии  Ваша оценка

Протест князей  Ваша оценка

Реформация во Франции Часть 1  Ваша оценка

Реформация во Франции Часть 2  Ваша оценка

Реформация в Нидерландах и Скандинавии  Ваша оценка

Христос в псалмах  Ваша оценка

Библейские вопросы и ответы  Ваша оценка