Ваша корзина
Ваша корзина пуста
Товаров: 0
На сумму: 0.00 руб.
Проповеди Самые просматриваемые
3. Взятки (5786)
9. Зависть (4026)
13. Жизнь (3815)
18. Гордость (3232)
Печать Сообщить другу

Отделение Лютера от Рима Часть 1 - Отцы реформации

ОТДЕЛЕНИЕ ЛЮТЕРА ОТ РИМА Часть 1

Среди тех, кто был призван вывести Церковь из мрака папства к свету более совершенной и чистой веры, самое выдающееся место занимает Мартин Лютер. Ревностный, пламенный и преданный, не знающий другого страха, кроме Божьего, не признающий иного основания для веры, кроме Священного Писания, Лютер был вестником для своего времени, через кого Бог совершил великую работу по преобразованию Церкви и просвещению мира.   

Подобно первым вестникам Евангелия, Лютер вышел из бедноты. Свое раннее детство он провел в скромном домике немецкого крестьянина. Отец-рудокоп тяжелым трудом добывал средства на его обучение. Он хотел, чтобы сын получил образование и стал юристом, но Бог решил сделать из него строителя великого храма, который созидался на протяжении целых столетий. Трудности, лишения и суровая дисциплина были той школой, в которой Безграничная Мудрость приготовляла Лютера для главного дела его жизни.   

Отец Лютера был человеком решительным, прямым и честным; он обладал очень твердым характером, отличался живым и развитым умом. Он сохранял верность своему долгу, невзирая на последствия. Здравый смысл побуждал его с недоверием смотреть на монахов. Он был крайне недоволен поступком Лютера, который без его согласия поступил в монастырь, и прошло два года, прежде чем он примирился со своим сыном, но и тогда его взгляды оставались прежними.   

Родители Лютера обращали особое внимание на воспитание и образование своих детей. Они старались наставлять их в познании Бога и развивать у них христианские добродетели. Часто в присутствии сына отец молился о том, чтобы Мартин всегда помнил о Боге и служил распространению Его истины. Эти родители использовали любую возможность для нравственного и умственного развития своих детей, насколько это позволяла им тяжелая трудовая жизнь. В своей решительности и твердости они порой слишком усердствовали, но сам реформатор находил, что хотя родители иногда и ошибались, однако их воспитание заслуживало скорее одобрения, нежели порицания.   

В школе, куда Лютер поступил очень рано, с ним обращались строго и иногда даже били. Бедность его родителей была такова, что, отправившись учиться в другой город, он некоторое время вынужден был зарабатывать себе на пропитание пением, ходя от одной двери к другой, и часто голодал. Господствующие в то время мрачные суеверия, облеченные в форму религии, наполняли мальчика страхом. Он ложился спасть с тяжелым сердцем, с трепетом думая о мрачном будущем и испытывая постоянный страх при мысли о Боге, Которого представлял себе не добрым Небесным Отцом, а строгим, неумолимым судьей, жестоким тираном.   

Все же, несмотря на многочисленные и такие сильные разочарования, Лютер неудержимо тянулся вперед, к высшему образцу морального и умственного совершенства, которого так жаждала его душа. Он жадно впитывал знания, его серьезный, деятельный ум не удовлетворялся чем-то показным и поверхностным, но стремился ко всему значительному и весомому.   

Когда в 18-летнем возрасте он поступил в Эрфуртский университет, его материальное положение было намного лучше, чем в прежние годы. Трудолюбивые и бережливые родители Лютера к тому времени скопили денег и теперь могли помочь своему сыну во всем необходимом. Общение с добрыми и здравомыслящими друзьями в какой-то степени развеяло неприятный осадок в душе, оставшийся после школы. Он старательно изучал произведения лучших писателей, обогащая ум их яркими мыслями и делая мудрость мудрых своей собственностью. Даже в условиях самой суровой дисциплины, насаждаемой прежними учителями, он проявил незаурядные способности, а теперь, в более благоприятной обстановке, его ум развивался еще быстрее. Блестящая память, живое воображение, развитое логическое мышление и прилежание вскоре помогли ему занять первое место среди своих товарищей. Дисциплинированность в занятиях сделала его зрелым мыслителем и обострила восприятие действительности, что пригодилось потом в жизненной борьбе.   

Лютер испытывал страх перед Богом, и это помогало ему не уклоняться в сторону от намеченных целей, помогало смиряться перед лицом Господа. Он сознавал свою постоянную зависимость от Божественной помощи и каждый день начинал с молитвы, сердце его было всегда обращено к Богу, Которого он умолял о поддержке и руководстве. “Хорошо помолиться, — говорил он часто, — лучше, чем наполовину выучить задание”.   

Однажды, просматривая книги в университетской библиотеке, Лютер обнаружил латинскую Библию. До этого он никогда не видел такую книгу и даже не подозревал о ее существовании. Во время общественных богослужений он слышал отдельные отрывки из Евангелия и Посланий и предполагал, что они-то и составляют Библию. А теперь впервые он увидел полную Библию. Со смешанным чувством благоговения и изумления он перелистывал священные страницы; с бьющимся сердцем, трепеща, читал он слова жизни, временами останавливаясь и восклицая: “О, если бы Бог послал мне лично такую книгу!” Ангелы небесные окружали его, и лучи света, исходящие от престола Божьего, открыли ему сокровища истины. Он всегда боялся оскорбить Бога, а теперь, как никогда раньше, глубоко осознал свое греховное состояние.   

Твердое желание получить прощение грехов и обрести мир с Богом побудило его поступить в монастырь. Там его заставляли выполнять самую черную работу и посылали просить милостыню. Он был в том возрасте, когда люди желают иметь уважение и признательность, и это раболепство было оскорбительно для его ранимой души, но он терпеливо переносил унижения, считая это карой за свои грехи.   

Каждую свободную минуту, которую удавалось выкроить, он посвящал учебе, жертвуя даже временем, предназначенным для сна и скромной трапезы. Наибольшее удовлетворение приносило изучение Слова Божьего. Он обнаружил Библию, прикованную цепью к монастырской стене, и часто останавливался у этого места. Чем сильнее он сознавал собственную греховность, тем старательнее стремился своими делами обрести прощение и покой. Он вел очень строгий образ жизни, стремясь постом, бдением и бичеванием искоренить свои дурные наклонности, чего не мог достичь монашеским послушанием. Он не останавливался ни перед какой жертвой, чтобы очистить свое сердце и получить оправдание от Бога. “Я и в самом деле был благочестивым монахом, — говорил он впоследстви, — и исполнял предписания ордена точнее, чем это можно себе представить. И если бы кто-либо из монахов своими подвигами мог бы заслужить Царство Небесное, то я, без сомнения, имел бы на это право… Если бы такое положение продлилось еще немного времени, то я довел бы себя до могилы”. В результате суровых добровольных лишений он потерял много сил, начались судороги и обмороки, от которых он никогда уже не мог вполне избавиться. Но, несмотря на все эти сверхчеловеческие усилия, его страждущая душа не находила покоя. Наконец он дошел до полного отчаяния.   

Когда Лютеру стало казаться, что уже все потеряно, Бог послал ему друга и помощника. Благочестивый Штаупиц помог Лютеру понять Слово Божье; отвлек его внимание от самого себя, помог освободиться от гнетущего сознания вины за нарушение Закона Божьего и направил его взор на Иисуса — на прощающего грехи Спасителя… “Вместо того чтобы терзаться из-за своих грехов, приди в объятия Искупителя. Уповай на Него, полагайся на праведность Его жизни, верь в искупительную силу Его смерти… Повинуйся Сыну Божьему. Он стал Человеком, чтобы дать тебе уверенность в благоволении Господа. Люби Его, ибо Он первый возлюбил тебя”. Так говорил этот вестник благодати. Его слова произвели на Лютера неизгладимое впечатление. После продолжительной борьбы с укоренившимися пороками он наконец смог познать истину, и в его мятущейся душе воцарился мир.   

После принятия Лютером священнического сана он был приглашен на преподавательскую работу в Виттенбергский университет. Там он занялся изучением Библии на языках оригинала. Одновременно он начал читать лекции по Библии, и его восхищенные слушатели смогли открыть для себя Псалтирь, Евангелия и Послания. Штаупиц, его друг и учитель, убеждал его с кафедры проповедовать Слово Божье. Лютер колебался, чувствуя себя недостойным обращаться к народу во имя Христа. Только после долгой внутренней борьбы он наконец уступил просьбам друзей. К тому времени он уже хорошо знал Библию, и благодать Божья покоилась на нем. Его красноречие увлекало слушателей: сила и яркость излагаемой им истины воздействовали на ум, а его воодушевление трогало их сердца.   

Лютер по-прежнему оставался верным сыном папской церкви и даже мысли не допускал, что в будущем его позиция изменится. Божье провидение направило его в Рим. Путешествуя пешком, он по пути останавливался в монастырях. Одна итальянская обитель поразила его роскошью, богатством и пышностью. Получая содержание из государственной казны, монахи жили в великолепных покоях, носили богатые одежды и изысканно питались. С глубокой скорбью Лютер сравнивал эту картину с самоотречением и лишениями своей жизни и пришел в полное смятение. Его мучили плохие предчувствия.   

Наконец вдали он увидел заветный город на семи холмах. Тронутый до глубины души, Лютер бросился на землю, восклицая: “Приветствую тебя, священный Рим!” Он ходил по городу, посещал храмы, прислушивался к священникам и монахам, без устали рассказывавшим о различных чудесах, принимал участие во всех религиозных церемониях. Повсюду он видел картины, поражавшие его своим безобразием. Он видел, что беззаконие царит среди духовенства всех рангов. Он слышал непристойные шутки прелатов и приходил в ужас от их отвратительного богохульства, проявлявшегося даже во время мессы. И среди монахов, и среди жителей города он замечал расточительность и распутство. Повсюду вместо праведности он встречал скверну. “Трудно себе представить, — писал он, — какие грехи и позорные дела совершаются в Риме; для того чтобы поверить, нужно видеть и слышать все это. Здесь бытует такая поговорка: “Если существует ад, то Рим построен на нем. Это бездна, из которой исходят все грехи””   

В своем постановлении папа обещал отпущение грехов всем тем, кто на коленях поднимется по так называемой “Пилатовой лестнице”, по которой, согласно молве, сошел наш Спаситель, когда вышел из римского верховного судилища, и которая каким-то чудом была перенесена из Иерусалима в Рим. Однажды, когда Лютер благоговейно на коленях поднимался по ней, вдруг громоподобный голос произнес: “Праведный верою жив будет” (Рим. 1:17). Он вскочил на ноги и с ужасом и стыдом поспешно удалился. И с тех пор эти слова библейского текста всегда звучали в его душе. Внезапно он увидел всю обманчивость человеческой надежды спастись при помощи собственных дел и понял необходимость постоянной веры в заслуги Христа. Его глазам открылись заблуждения папства. Когда он отвернулся от Рима, то “отвернулся” от него всем сердцем, и с того времени началось его удаление от папской церкви, пока наконец он окончательно не порвал всякую связь с ней.   

После возвращения из Рима Лютер получил в Виттенбергском университете степень доктора богословия. Теперь он свободнее располагал своим временем и мог посвятить себя изучению Священного Писания, перед которым благоговел. Он дал торжественный обет все дни своей жизни усердно постигать Слово Божье и с верностью проповедовать его, а не папские догмы и изречения. Теперь это был уже не простой монах или профессор богословия, но влиятельный вестник Библии, призванный пасти стадо Божье, которое жаждало и алкало истины. Он решительно заявил, что единственным источником вероучения христиан должно быть Священное Писание. Эти слова наносили сокрушительный удар по самому основанию папской власти, в них заключался жизненно важный принцип Реформации.   

Лютер видел, чем грозит превозношение человеческих теорий над Словом Божьим. Он отважно нападал на безбожную философию схоластов, критикуя то богословие, которое так долго господствовало над умами людей. Отвергая эти умствования, Лютер указывал, что они не только бесполезны, но и вредны. При этом он старался направить своих слушателей от лжемудрствования философов и богословов к вечным истинам, изложенным пророками и апостолами.   

Какую драгоценную весть нес он жаждущей толпе, которая с самым напряженным вниманием вслушивалась в его слова! Никогда еще люди не слыхали ничего подобного. Благая весть о любви Спасителя, заверение в прощении и мир, дарованный Его искупительной Кровью, — все это вселяло радость в их сердца и рождало бессмертную надежду. В Виттенберге был зажжен свет, лучи которого должны были проникнуть в самые отдаленные уголки земли, становясь все ярче с приближением последних времен.   

Но свет и тьма не мирятся друг с другом. Между истиной и заблуждением идет непрекращающаяся борьба. Защищать и поддерживать что-то одно означает бороться против другого и опровергать его. Наш Спаситель сам сказал: “Не мир пришел Я принести, но меч” (Мф. 10:34). Лютер же спустя несколько лет после начала своей реформаторской деятельности заметил: “Бог не просто ведет меня — Он толкает меня вперед, Он увлекает меня. Я больше не распоряжаюсь собой. Я хочу жить в покое, но вместо этого оказываюсь в самой гуще волнений и смятения”. Теперь его ожидало настоящее поле битвы.   

Католическая церковь вела торговлю благодатью Божьей. Возле ее алтарей стояли столы менял, и воздух оглашался криками продающих и покупающих. Под предлогом сбора средств для постройки храма святого Петра в Риме папой была открыта всенародная продажа индульгенций; грехи прощались за деньги. Ценой преступления предстояло воздвигнуть храм для прославления Божьего имени, на беззаконные средства — заложить краеугольный камень! Но то, что должно было послужить величию Рима, нанесло его могуществу и великолепию самый сокрушительный удар. Действия папства привели к появлению его самых решительных и сильных врагов, началась борьба, поколебавшая папский трон и трезубчатую тиару на голове римского иерарха.   

Чиновник по имени Тецель, руководивший продажей индульгенций в Германии, был ранее уличен в самых низких преступлениях против общества и Закона Божьего, но избежал заслуженного наказания, более того, ему поручили осуществлять корыстолюбивые и бессовестные замыслы папства. С неподражаемым бесстыдством он рассказывал самые невероятные басни о чудесах, стремясь прельстить невежественный и суеверный народ. Если бы Слово Божье было доступно людям, то их нельзя было бы обмануть так легко. Библию потому и скрывали от народа, чтобы держать его под контролем римской церкви и умножать власть и богатство ее высокомерных вождей.   

Впереди Тецеля, вступавшего в город, шел глашатай, восклицавший: “Благодать Божья и святого отца теперь у ваших ворот”. И народ приветствовал нечестивого кощунника, как Самого Бога, сошедшего к ним с небес. В церкви шла постыдная торговля, и Тецель с кафедры превозносил индульгенцию как самый драгоценный дар Божий. Он объяснял, что индульгенции отпускают их обладателю грехи, которые тот совершает как в настоящем, так и в будущем, и что даже “нет необходимости в раскаянии”. Более того, он уверял своих слушателей, что индульгенции обладают силой спасать не только живых, но и умерших, и стоит только деньгам зазвенеть в его ящике, как душа вылетает из чистилища и попадает на небо.  

Когда Симон-волхв предложил апостолам приобрести у них за деньги силу, чтобы совершать чудеса, Петр ответил ему: “Серебро твое да будет в погибель с тобою, потому что ты помыслил дар Божий получить за деньги” (Деян. 8:20). Но предложение Тецеля было подхвачено тысячами. Золото и серебро рекой текли в его кассу. Спасение, которое можно было купить за деньги, приобреталось легче, чем спасение, которое требовало от грешника раскаяния, веры и постоянных усилий в борьбе с грехом.   

Ученые и благочестивые мужи католической Церкви восстали против учения об индульгенциях, и многие не верили в утверждения, противоречившие Божьему откровению и здравому смыслу. Ни один прелат не дерзнул поднять свой голос против неправедной торговли, но многие мыслящие люди были обеспокоены и всерьез задавались вопросом, не совершит ли Господь очищение Церкви через Свои избранные орудия?   

Лютер, который все еще оставался ревностным приверженцем папства, пришел в ужас при этой богохульной дерзости торговцев индульгенциями. Многие из его прихода, купив себе отпущение грехов, приходили к нему как к своему пастору и, признаваясь в различных прегрешениях, надеялись получить полное отпущение не потому, что раскаивались и желали начать новую жизнь, но потому, что приобрели индульгенции. Лютер отказывался исповедовать их, говоря, что если они не раскаются и не переменят образ жизни, то погибнут. В растерянности и недоумении они возвращались к Тецелю и жаловались ему, что их духовник отказывается принимать исповедь, а некоторые, более смелые, требовали, чтобы им возвратили деньги. Это страшно разгневало монаха. Извергая самые страшные проклятия, он пообещал зажечь костры в общественных местах и заявил, что “получил от папы полномочия сжигать всех еретиков, которые осмелятся возражать против его святейших индульгенций”.   

Тогда Лютер стал смело бороться за правду. Он серьезно и торжественно предостерегал народ с кафедры. Вскрывая всю мерзость греха, он учил, что собственными делами человек не может уменьшить свою вину или же избежать наказания. Только раскаяние перед Богом, только вера во Христа может дать грешнику спасение. Благодать Христа нельзя приобрести за деньги — это безвозмездный дар. Лютер советовал не покупать индульгенций, но с верой взирать на распятого Искупителя. Он делился собственным горьким опытом, когда путем самоунижения и истязаний он тщетно надеялся получить спасение, и уверял своих слушателей, что только тогда обрел мир и радость, когда перестал полагаться на себя и с верой обратился ко Христу.   

Тецель по-прежнему продолжал вести свою торговлю и выдвигать нечестивые претензии, и Лютер решил выступить с более решительным протестом против этого вопиющего злоупотребления. И вскоре ему представился удобный случай. В Виттенбергской церкви было много мощей, которые по большим праздникам выставлялись перед народом, и всем, кто приходил в церковь и исповедовался, отпускались грехи. В такие дни собиралось особенно много народу. Приближался один из самых больших праздников — день “всех святых”. В канун этого праздника Лютер, смешавшись с толпой, направляющейся в церковь, прикрепил к ее дверям лист с 95 тезисами против индульгенций. При этом он заявил, что готов защищать свои тезисы в университете в присутствии своих противников.   

Эти 95 пунктов привлекли всеобщее внимание. Все читали и перечитывали их. В городе и в университете поднялось большое волнение. В тезисах Лютера говорилось о том, что ни папе, ни какому другому человеку никогда не была дана власть прощать грехи и отменять наказание за них. Что все это не что иное, как обман и ловкий способ добывания денег, основанный на суевериях народа; что это коварный план сатаны губить души тех, кто будет верить этой лжи. Лютер также доказывал, что самым драгоценным сокровищем Церкви является Евангелие Христа и что открытая в нем благодать Божья даром дается каждому, кто ищет ее путем раскаяния и веры.   

Тезисы Лютера бросали вызов врагам истины, но никто не осмелился принять его. Буквально через несколько дней вся Германия уже знала о поднятых Лютером вопросах, а вскоре о них заговорил весь христианский мир. Многие из благочестивых католиков, которые со скорбью смотрели на страшное беззаконие, господствующее в Церкви, но не знали, как воспрепятствовать ему, с великой радостью читали тезисы Лютера, слыша в них голос Божий. Они видели в этом милосердную руку Бога, желающего положить конец потоку беззаконий, исходящему от римского престола. Князья и судьи втайне ликовали, что будет ограничена высокомерная папская власть, отказывавшая людям в праве оспаривать ее решения.   

Но суеверный народ, любящий грех, был напуган тем, что у него отнимут этот сладкий обман, которым усыплялись все страхи и опасения. Коварное духовенство, поощрявшее преступность, почувствовало угрозу своим доходам и страшно возмущалось. Священники объединились, чтобы защитить свои притязания. Реформатора ожидала встреча с самыми яростными врагами. Некоторые осуждали его за излишнюю поспешность и горячность. Другие обвиняли его в самонадеянности, считая, что действует он не по воле Божьей, а руководствуется гордостью и напускной смелостью. “Кто не знает, — писал Лютер в ответ, — что человек, выдвигающий какую-нибудь новую идею, зачастую имеет вид гордеца, что он неизбежно обвиняется в возбуждении раздоров? Почему Христос и все остальные мученики были преданы смерти? Потому что на них смотрели как на больших гордецов, с презрением относящихся к мудрости того времени, ведь они смело выдвигали новые идеи, не посоветовавшись при этом смиренно с приверженцами устоявшихся традиций и понятий”.   

И еще он писал: “То, что я делаю, будет совершено не человеческой мудростью, но по изволению Божьему. Если эта работа от Бога, кто сможет остановить ее? Если же это не от Бога, кто сможет продвигать ее вперед? Не моя воля, не их и не наша, но Твоя да будет воля, о святой Отец, Сущий на небесах”.   

Хотя Лютер в этой работе был руководим Духом Божьим, ему предстояла самая суровая борьба. Подобно могучему потоку, обрушились на него упреки врагов, и, конечно, неправильное истолкование его намерений, несправедливые оценки его личности и поступков — все это, вместе взятое, не прошло бесследно. Он был уверен в том, что руководители народа как в церкви, так и в учебных заведениях с готовностью объединятся с ним вместе в деле Реформации. Сердце Лютера наполнялось радостью и надеждой, когда он слышал слова ободрения от высокопоставленных лиц и видел, что они понимают его. Он верил, что для Церкви взойдет заря нового дня. Но вскоре и эти поощрения превратились в упреки и порицания. Многие государственные и церковные сановники были убеждены в истинности тезисов Лютера, но очень скоро им стало ясно, что за принятием учения Лютера неизбежно последуют большие перемены. Просвещение и реформа в народе фактически означали подрыв всевластия Рима; было ясно, что скоро иссякнут щедрые поступления в его казну, питавшие роскошь папского двора. Более того, учить народ самостоятельно думать и действовать, учить видеть в Христе единственную надежду на спасение означало расшатывать папский трон, что в конце концов сокрушило бы и авторитет этих сановников. По этим соображениям они отказались принять путь познания, предложенный им Богом. Выступая против человека, посланного просвещать их, они тем самым выступили против Христа и истины.   

Иногда Лютер трепетал, думая о своей доле: он один сопротивлялся сильным мира сего. Порой его одолевали сомнения, действительно ли Бог ведет его к тому, чтобы сопротивляться власти церкви. “Кто я такой, — писал он, — чтобы сопротивляться папскому величию, перед которым трепещут земные цари и весь мир?.. Никто не знает, сколько я выстрадал в первые два года, и в каком отчаянии находился”. Но он не был обречен на полное разочарование. Когда исчезала всякая человеческая поддержка, тогда он взирал только на Бога и научился совершенно полагаться на Его всесильную руку.   

Лютер писал, обращаясь к своему единомышленнику: “Мы не добьемся понимания Священного Писания ни усиленными занятиями, ни напряжением своего интеллекта. Твоя первая обязанность — начинать с молитвы, умоляя Бога, чтобы Он в Своей великой милости открыл тебе истинный смысл Своего Слова. Ибо единственным толкователем Слова Божьего является Сам Автор этого Слова, и Он Сам так сказал: “И будут все научены Богом”. Не надейся достигнуть чего-либо собственными усилиями; не полагайся на свой ум; полагайся только на Господа и на влияние Его Духа. Поверь мне как человеку, пережившему все это на личном опыте”. Все, кто призван Богом проповедовать торжественные истины для своего времени, могут извлечь из этих слов очень полезный урок. Эти истины приведут в ярость сатану и тех людей, которые любят, чтобы их тешили баснями. Для борьбы с силами зла недостаточно человеческой мудрости и разума.   Если враги Лютера ссылались на обычаи и традиции или же на постановления и авторитет папы, то реформатор обращался к Библии и только к Библии. Разгневанные рабы формализма и суеверия не могли опровергнуть доказательства, взятые из Священного Писания, поэтому жаждали его крови, подобно тому как иудеи жаждали крови Христа. “Он еретик! — кричали римские ревнители. — Разрешить этому страшному еретику жить хотя бы один час — значит предать дело Церкви. По нему плачет виселица!!!” Но жертвой их ярости Лютеру не суждено было стать. Он должен был выполнить работу, предназначенную ему Богом, и небесные ангелы защищали его. Тем не менее многие из тех, кто принял от Лютера драгоценный свет, стали предметом особенной ненависти сатаны и в конечном итоге ради истины бесстрашно пошли на страдания и смерть.



Пока нет отзывов и оценок Напишите отзыв.

Проповеди

Для чего мы здесь?  Ваша оценка

Бог наш есть огонь истребляющий… и я рад этому!  Ваша оценка

Дух истины, Часть 1  Ваша оценка

Дух истины Часть 2  Ваша оценка

Не судите, да не судимы будете - проповедь  Ваша оценка

Взятки  Ваша оценка

Да светит свет ваш  Ваша оценка

Бог явился во плоти  Ваша оценка

Получение дара Духа Cвятого  Ваша оценка

Жизнь  Ваша оценка

И вражду положу  Ваша оценка

Сила терпения  Ваша оценка

Откровение Бога  Ваша оценка

Желание силы  Ваша оценка

Хочешь иметь друзей, будь дружелюбен  Ваша оценка

Зависть  Ваша оценка

Гордость  Ваша оценка

Спиритизм вторгаться в хритианство  Ваша оценка

Состояние человека после смерти  Ваша оценка

Разрушение Иерусалима часть 1  Ваша оценка

Разрушение Иерусалима часть 2  Ваша оценка

Слово стало плотью  Ваша оценка

Принимает ли Бог грешника  Ваша оценка

По причине умножения беззакония, во многих охладеет любовь  Ваша оценка

Три субботы  Ваша оценка

Причинно-следственная связь  Ваша оценка

Откровение Бога  Ваша оценка

Только против Господа не восставайте  Ваша оценка

Джон Уиклиф - Отцы реформации  Ваша оценка

Гус и Иероним Часть 1 - Отцы реформации  Ваша оценка

Гус и Иероним Часть 2 - Отцы реформации  Ваша оценка

Отделение Лютера от Рима Часть 1 - Отцы реформации  Ваша оценка

Отделение Лютера от Рима Часть 2 - Отцы реформации  Ваша оценка

Лютер перед сеймом Часть 1 - Отцы реформации  Ваша оценка

Лютер перед сеймом Часть 2 - Отцы реформации  Ваша оценка

Цвингли и реформация в Швейцарии Часть 1 - Отцы реформации  Ваша оценка

Цвингли и реформация в Швейцарии Часть 2 - Отцы реформации  Ваша оценка

Успех реформации в Германии  Ваша оценка

Протест князей  Ваша оценка

Реформация во Франции Часть 1  Ваша оценка

Реформация во Франции Часть 2  Ваша оценка

Реформация в Нидерландах и Скандинавии  Ваша оценка

Христос в псалмах  Ваша оценка

Библейские вопросы и ответы  Ваша оценка