Ваша корзина
Ваша корзина пуста
Товаров: 0
На сумму: 0.00 руб.
Проповеди Самые просматриваемые
4. Взятки (5967)
9. Зависть (4232)
12. Жизнь (3936)
18. Гордость (3379)
Печать Сообщить другу

Гус и Иероним Часть 2 - Отцы реформации

ГУС И ИЕРОНИМ Часть 2   


Смерть Гуса не принесла ожидаемых папистами результатов. Нарушение охранной грамоты вызвало бурю негодования, и собор считал, что безопаснее не бросать Иеронима в костер, а заставить его отречься любыми средствами. Его привели в собрание и предложили ему отречься или же умереть. В начале заточения смерть казалась Иерониму желанной гостьей в сравнении с теми ужасными страданиями, которые он испытывал, но теперь, обессиленный болезнью и бесчеловечным обращением, терзаемый страхом, сомнениями, разлученный со своими друзьями и напуганный смертью Гуса, Иероним потерял мужество и решил подчиниться собору. Он дал клятву держаться католической веры и признал справедливым осуждение собором учений Уиклифа и Гуса, за исключением все же “святых истин”, которым они учили.   

Прибегая к этой уловке, Иероним надеялся заглушить голос совести и избежать ожидающей его участи. Но, оставшись наедине с собой, он ясно осознал свой поступок. Он вспомнил о мужестве и верности Гуса и сопоставлял его поведение со своим отречением от истины. Иероним думал о Божественном Учителе, Которому он обещал служить и Который ради него вынес крестную смерть. До отречения он во всех своих страданиях находил утешение и поддержку в Божьих милостивых обетованиях, но теперь муки совести и сомнения терзали его душу. Он знал, что ему предстоит отречься еще от многого, прежде чем наступит примирение с Римом. Путь, на который он вступил, мог привести только к полному отступничеству от веры. И он твердо решил не отрекаться от Господа ради того, чтобы избежать кратковременных страданий.   

Вскоре его опять повели на собор. Его покорность не удовлетворила судей. Распаленные смертью Гуса, они жаждали новых жертв. Только абсолютным отречением от истины Иероним мог сохранить себе жизнь. Но он решил открыто исповедать свою веру и вслед за братом-мучеником взойти на костер.   

Он опроверг свое первоначальное отречение и как приговоренный к смерти торжественно потребовал разрешения защищать себя. Опасаясь влияния его слов, прелаты настаивали на том, чтобы он только подтвердил или же отрицал справедливость выдвинутых против него обвинений. Иероним запротестовал против такой жестокости и несправедливости. “В течение 340 дней вы держали меня в ужасном подвале, — сказал он, — я был лишен всего и жил среди грязи, нечистот, смрада; затем вы привели меня сюда и, потакая моим смертельным врагам, отказываетесь выслушать меня… Если вы действительно мудры и хотите быть светом для мира, то смотрите, как бы не согрешить вам против справедливости. Что же касается меня, то я — жалкий смертный, моя жизнь ничтожна, и если я предостерегаю вас от несправедливого приговора, то делаю это больше ради вас, нежели ради себя”.   

Наконец его просьба была удовлетворена. В присутствии судей Иероним преклонил колени и молился, чтобы Святой Дух направил его мысли и слова, чтобы он не произнес ничего, противного истине или недостойного своего Учителя. Над ним в тот день исполнилось обетование Божье, данное первым ученикам: “И поведут вас к правителям и царям за Меня… Когда же будут предавать вас, не заботьтесь, как или что сказать; ибо в тот час дано будет вам, что сказать; ибо не вы будете говорить, но Дух Отца вашего будет говорить в вас” (Мф. 10:18—20).   

Слова Иеронима вызвали изумление и восхищение даже среди его врагов. В течение целого года он был заточен в подвале, лишен возможности читать и даже видеть свет Божий, испытывая невыносимые телесные страдания и душевное смятение. Но, несмотря на это, он приводил такие сильные и четкие доказательства, как будто бы все это время провел в подготовке и научных занятиях. Он обратил внимание своих слушателей на длинный ряд праведников, осужденных пристрастными судьями. Почти в каждом поколении были люди, которые стремились воодушевить своих современников и которых с позором изгоняли из общества, а по прошествии некоторого времени вновь осыпали почестями. Даже Сам Христос был осужден, как злодей, неправедным судом.  

При своем отречении Иероним подтвердил справедливость приговора, вынесенного Гусу, но теперь он публично раскаялся в своих словах и заявил о невиновности и непорочности мученика. “Я знал его с детства, — сказал он. — Это был в высшей степени превосходный человек, справедливый и святой; и он был осужден невзирая на его невиновность… а что касается меня, то я готов умереть и не отступлю перед муками, уготованными моими врагами и лжесвидетелями, которым однажды придется дать отчет за свои наветы перед Богом, Которого никто не обманет”.   

Укоряя себя за отречение от истины, Иероним продолжал: “Из всех грехов, совершенных мной с самого детства, ни один так тяжело не ложится на мою совесть и не причиняет мне столько горя и мук, как грех, совершенный мной на этом роковом месте, когда я одобрил беззаконный приговор, вынесенный Уиклифу и святому мученику Яну Гусу, моему учителю и другу. Да, всей моей душой я исповедую мой грех и с ужасом признаю… что испугался смерти и потому осудил их учение. И я умоляю… Всемогущего Бога даровать мне прощение грехов и в особенности простить этот последний грех, самый отвратительный из всех”. Указывая на своих судей, он твердо сказал: “Вы осудили Уиклифа и Яна Гуса не потому, что они осквернили учение Церкви, а потому, что они клеймили постыдные дела духовенства; алчность, гордыню и многочисленные пороки прелатов и священников. Все, о чем они говорили, невозможно опровергнуть, и я разделяю их мнение”.   

Его речь была прервана. Прелаты, дрожа от ярости, кричали: “Какие еще нужны доказательства? Перед нами закоренелый еретик!”   

Невозмутимо спокойный Иероним воскликнул: “Вы думаете, что я боюсь умереть? Вы в течение целого года держали меня в страшном подвале, более ужасном, чем сама смерть. Вы обращались со мной хуже, чем с турком, иудеем или же язычником; мое тело буквально заживо сгнило на костях, и все же я не жалуюсь, потому что жалобы унижают человека, у которого есть сердце и дух; но я не могу не выразить моего удивления таким варварским обращением с христианином”.   

Снова поднялась буря негодования, и Иеронима немедленно увели в темницу. Однако среди присутствовавших нашлись люди, на которых слова Иеронима произвели неотразимое впечатление — они желали бы спасти его. Иеронима посещали виднейшие сановники Церкви и уговаривали подчиниться собору. Перед ним рисовали самые блестящие перспективы, если только он прекратит сопротивление Риму. Но, подобно своему Учителю, Которому также была предложена вся слава этого мира, Иероним оставался несокрушимым.   

“Докажите с помощью Священного Писания, что я заблуждаюсь, — говорил он, — и тогда я отрекусь”.   

“Священное Писание! — воскликнул один из искусителей. — Что же, оно должно стать мерилом всего? Но кто может понять его без объяснений Церкви?”   

“А разве традиции людей более достойны доверия, чем Евангелие нашего Спасителя? — ответил Иероним. — Павел не призывал верующих прислушиваться к традициям человеческим, но говорил им: “Исследуйте Писания””.   

“Еретик! — последовал ответ. — Напрасно я столько времени уговаривал тебя. Я вижу, что ты одержим дьяволом”.   

Вскоре был вынесен смертный приговор, и Иеронима повели на то же самое место, где закончилась жизнь Гуса. По дороге он пел, и лицо его сияло радостью и умиротворением. Его взор был устремлен на Христа, и смерть утратила для него свой ужас. Когда палач хотел разжечь огонь позади него, мученик воскликнул: “Выходи смело сюда, вперед! Разводи огонь перед моими глазами. Если бы я боялся, то меня не было бы здесь”.   

Когда пламя охватило его со всех сторон, последними его словами стала молитва: “Господи, Всемогущий Отец! Смилуйся надо мной и прости мои грехи, ибо ты знаешь, что я всегда любил Твою истину”. Его голос умолк, но уста продолжали шептать молитву. Когда огонь совершил свое дело, прах мученика вместе с землей был собран и, подобно праху Гуса, брошен в Рейн.   

Так погибли верные Божьи светоносцы. Но свет истины, которую они возвещали, свет их героического примера невозможно было погасить. Подобно тому как никто не может повернуть солнце вспять, так никто не мог помешать и утренней заре, разгоравшейся над миром.   

Казнь Гуса вызвала взрыв негодования в Богемии. Весь народ сознавал, что он пал жертвой злобы священников и предательства императора. О нем говорили как о верном учителе правды, и собор, осудивший его на смерть, был обвинен в убийстве. Теперь его учение обратило на себя всеобщее внимание. В свое время папскими указами сочинения Уиклифа были преданы огню. Но сейчас уцелевшие его труды извлекались из тайников, их изучали наряду с Библией или теми частями ее, которые удавалось приобрести, и таким путем многие приняли реформаторскую веру.   

Убийцы Гуса не могли оставаться в стороне и спокойно наблюдать за торжеством дела своей жертвы. Совместными усилиями папа и император решили подавить это движение, и полчища Сигизмунда обрушились на Богемию.   

Но появился и избавитель. Военачальником богемской армии стал один из самых выдающихся генералов своего времени, Жижка, который вскоре после объявления войны полностью потерял зрение. Уповая на Божью помощь, веря в справедливость своего дела, народ сокрушал самые могущественные войска Рима. Снова и снова император посылал свежие войска, но они с позором возвращались обратно из Богемии. Не страшась смерти, гуситы дрались с беспримерным мужеством, и ничто не могло сломить их. Спустя несколько лет после начала войны храбрый Жижка умер, и его место занял Прокоп, смелый и талантливый генерал, в некотором отношении даже более даровитый руководитель.   

Враги богемцев, узнав о смерти слепого воина, сочли, что настал благоприятный момент возвратить утраченное. Папа объявил крестовый поход против гуситов, и снова в Богемию направились огромные полчища, но и они понесли тяжелейшее поражение. Был объявлен второй поход. Во всех приверженных папе странах Европы шла мобилизация мужчин, сбор денег и снаряжения. Многие становились под папское знамя в надежде увидеть скорый конец богемских еретиков. Окрыленные верой в победу, крупные силы вторглись в Богемию. И вновь народ объединился, чтобы достойно встретить врага. Две армии стремительно приближались навстречу друг другу, пока наконец только река не легла между ними. “Военное превосходство было на стороне крестоносцев, но, вместо того чтобы пересечь реку и сразиться с гуситами, они в безмолвии остановились и смотрели на стоящих впереди них воинов”. Внезапно таинственная паника охватила все войско. И без боя могущественная армия смешалась и рассыпалась, как бы по мановению какой-то невидимой руки. Гуситы нанесли противнику жестокий удар; преследуя беглецов, они захватили большие трофеи, так что война вместо обнищания принесла богемцам обогащение.   

Спустя несколько лет, уже при новом папе, снова был объявлен крестовый поход. И вновь во всех приверженных папе странах Европы началась мобилизация всех сил и средств. Участникам похода обещали всякого рода привилегии, в том числе полное прощение самых отвратительных преступлений. Всем погибшим на войне сулили награду на небесах, а оставшимся в живых — почести и щедрые вознаграждения. И вновь собралась огромная армия, которая пересекла границу и вторглась в Богемию. Войска гуситов отступали, увлекая захватчиков в глубь страны и обольщая их надеждой на скорую победу. Наконец армия Прокопа остановилась и приготовилась к встрече с врагом. И только тут крестоносцы, обнаружив свою ошибку, начали занимать боевые позиции. Еще до того, как гуситы появились на горизонте, крестоносцев, услышавших шум их приближения, снова охватила паника. И генералы, и рядовые бросали оружие и разбегались в разные стороны. Напрасны были все усилия папского легата, который возглавлял ополчение, собрать напуганные и разрозненные войска. Обессиленный своими бесплодными попытками, он наконец сам был увлечен потоком убегающих людей. Поражение было полным, и вновь победителям досталась богатая добыча.   

Таким образом, вторично огромная армия, снаряженная сильнейшими государствами Европы, состоящая из смелых и храбрых людей, прекрасно подготовленных к войне, вынуждена была бежать без единого боя от защитников такой незначительной и маленькой страны. Во всем этом было очевидно действие Божественной силы. Захватчики были сражены сверхъестественным ужасом. Тот, Кто поразил войска фараона на Красном море и заставил мадиамские полчища бежать от Гедеона и его трехсот воинов, Кто в одну ночь рассеял гордых ассирийцев, вновь протянул Свою руку, чтобы наказать притеснителя. “Там убоятся они страха, где нет страха; ибо рассыплет Бог кости ополчающихся против тебя. Ты постыдишь их, потому что Бог отверг их” (Пс. 52:6).  

Тогда папские вожди, утратив надежду одержать победу силой, прибегли к тончайшей дипломатии. Был заключен договор, который формально обеспечивал богемцам свободу совести, но на самом деле предавал их в руки Рима. Богемцы выдвинули со своей стороны четыре пункта как условие заключения мира с Римом: свободу проповеди Библии; право всей Церкви на причащение хлебом и вином и право проводить богослужение на родном языке; недопущение духовенства к власти и управлению любыми светскими организациями; право предавать священников, нарушивших закон, гражданскому суду. Папство в конце концов “согласилось с принятием выдвинутых гуситами четырех пунктов, но оставляло за собой право истолкования их, т. е. право собором решать все важные дела; короче говоря, последнее слово оставалось за папой и императором”. На этих условиях был заключен мир, и Рим обманом и вероломством добился того, чего не мог до­стигнуть открытой борьбой и войной. Утвердив свое право толковать положения, выдвинутые гуситами, равно как и право толковать Библию, Рим получил возможность извращать их смысл согласно собственным целям.   

Большая часть богемцев видела в этом смертельную угрозу для своей свободы и не могла согласиться с таким договором. Между гуситами возникли разногласия, которые привели к борьбе и кровопролитию. В этой междоусобице погиб благородный Прокоп, и Богемия утратила свободу.   

Сигизмунд, предавший Гуса и Иеронима, стал королем Богемии и, невзирая на свою клятву отстаивать права богемцев, способствовал упрочению папства. Но он очень мало приобрел, раболепствуя перед Римом. На протяжении двадцати лет его жизнь постоянно была наполнена опасностями и тревогами. Продолжительные и бесплодные войны истощили его казну и погубили крупные армии, и теперь, процарствовав только один год, он умер, оставив страну на грани гражданской войны и покрыв свое имя позором.   

Волнения, борьба и кровопролития продолжались. В Богемию вновь вторглись чужеземные войска, и внутренняя междоусобная война продолжала разорять нацию, а тех, кто остался верным Евангелию, постигли жестокие преследования.   

Когда их прежние братья, вступив в соглашение с Римом, приняли его заблуждения, приверженцы древней веры образовали отдельную церковь, носящую название “объединенное братство”. Этот шаг навлек на них ненависть всех слоев общества. Однако их твердость осталась непоколебимой. Вынужденные искать убежища в лесах и пещерах, они продолжали собираться вместе, чтобы читать Слово Божье и молиться своему Творцу.   

Через вестников, тайно посланных в различные страны, они узнали о том, что “в разных городах есть отдельные приверженцы истины, которые, подобно им, также переносят гонения, и что в Альпах уже давно нашла себе прибежище церковь, основывающаяся на принципах Священного Писания, которая также протестует против языческих обычаев Рима”. Эти известия были приняты с великой радостью, и с вальденсами установились тесные связи.   

Преданные евангельской истине, богемцы даже в самые мрачные часы ночи преследования обращали свои взоры к небу, подобно людям, ожидающим утреннего рассвета. “На их долю выпал суровый жребий, но… они помнили слова, сказанные сначала Гусом, а затем повторенные Иеронимом: спустя столетие наступит день. Эти слова звучали для гуситов так же, как слова Иосифа для порабощенных колен Израилевых: “Я умираю, но Бог посетит вас и выведет вас””. “В конце XV столетия значительно возросло число церквей “объединенного братства”. Они по-прежнему подвергались гонениям, но уже не таким жестоким. В начале XVI века в Богемии и Моравии насчитывалось около 200 церквей”. “Этому многочисленному верному остатку, уцелевшему от губительной силы огня и меча, и было суждено встретить рассвет, предсказанный Гусом”.

Пока нет отзывов и оценок Напишите отзыв.

Проповеди

Для чего мы здесь?  Ваша оценка

Бог наш есть огонь истребляющий… и я рад этому!  Ваша оценка

Дух истины, Часть 1  Ваша оценка

Дух истины Часть 2  Ваша оценка

Не судите, да не судимы будете - проповедь  Ваша оценка

Взятки  Ваша оценка

Да светит свет ваш  Ваша оценка

Бог явился во плоти  Ваша оценка

Получение дара Духа Cвятого  Ваша оценка

Жизнь  Ваша оценка

И вражду положу  Ваша оценка

Сила терпения  Ваша оценка

Откровение Бога  Ваша оценка

Желание силы  Ваша оценка

Хочешь иметь друзей, будь дружелюбен  Ваша оценка

Зависть  Ваша оценка

Гордость  Ваша оценка

Спиритизм вторгаться в хритианство  Ваша оценка

Состояние человека после смерти  Ваша оценка

Разрушение Иерусалима часть 1  Ваша оценка

Разрушение Иерусалима часть 2  Ваша оценка

Слово стало плотью  Ваша оценка

Принимает ли Бог грешника  Ваша оценка

По причине умножения беззакония, во многих охладеет любовь  Ваша оценка

Три субботы  Ваша оценка

Причинно-следственная связь  Ваша оценка

Откровение Бога  Ваша оценка

Только против Господа не восставайте  Ваша оценка

Джон Уиклиф - Отцы реформации  Ваша оценка

Гус и Иероним Часть 1 - Отцы реформации  Ваша оценка

Гус и Иероним Часть 2 - Отцы реформации  Ваша оценка

Отделение Лютера от Рима Часть 1 - Отцы реформации  Ваша оценка

Отделение Лютера от Рима Часть 2 - Отцы реформации  Ваша оценка

Лютер перед сеймом Часть 1 - Отцы реформации  Ваша оценка

Лютер перед сеймом Часть 2 - Отцы реформации  Ваша оценка

Цвингли и реформация в Швейцарии Часть 1 - Отцы реформации  Ваша оценка

Цвингли и реформация в Швейцарии Часть 2 - Отцы реформации  Ваша оценка

Успех реформации в Германии  Ваша оценка

Протест князей  Ваша оценка

Реформация во Франции Часть 1  Ваша оценка

Реформация во Франции Часть 2  Ваша оценка

Реформация в Нидерландах и Скандинавии  Ваша оценка

Христос в псалмах  Ваша оценка

Библейские вопросы и ответы  Ваша оценка